Вверх
Главная » 2009 » Ноябрь » 9 » Vampire Knight фанфик / пока без названия. 1-2 главы
12:54
Vampire Knight фанфик / пока без названия. 1-2 главы
Глава 1
Люблю или ненавижу?
Было прекрасное полуденное время. Юки Кросс пыталась построить визжащих в ожидании мальчиков из Ночного Класса девчонок Дневного Класса. Она руками перекрывала дорогу к воротам и призывала всех успокоиться. Но ворота раскрылись, и предстали эти самые «мальчики из Ночного Класса». Все девушки сразу построились. Юки с обреченным видом отошла в сторону, пропуская Ночной Класс. Девчонки, мечтательно вздохнув, сложили руки. Прошествуя по аллее, словно звезда, Айдо приветствовал всех:
- Доброе утро, девушки! У нас, оказывается, учатся одни красавицы!
Курои, идущая рядом с ним, громко прошептала:
- Айдо, вообще-то ты мой парень!
Айдо опомнился и с виноватым видом прошептал в ответ:
- Прости, я забыл... Я так больше не буду, обещаю!
- Ловлю тебя на слове, Айдо!
Амая, шедшая рядом с Каином, потеребила ленточку, завязанную в бантик на шее и сказала:
- Ох, почему нельзя обойтись без этого?
- Потому что без этого все люди, находящиеся здесь, уже лежали бы мертвые. А наш Канаме-сама вместе с Ректором упорно пытаются создать мирные отношения между вампирами и людьми. Как ты думаешь, тебя бы похвалили, если бы ты сняла ленту? – со скучающим видом протянул Акацуки.
За всей процессией вампиров шла невысокая девушка. Она прожигала вампиров взглядом, словно хотела, чтобы они все провалились под землю. По внешнему виду она тоже была ученицей Ночного Класса. Ее темные глаза пугали и завораживали одновременно.
- Сеншин-сама, не обращайте внимания на весь этот сброд! Они вас недостойны, - проговорила, склонившись, еще одна девушка.
- Почему же? Я вполне довольна ими. Пока... Они же не знают, кто я такая.
Сеншин улыбнулась, обнажив длинные клыки.
- Пусть милые дети радуются жизни, пока могут. Скоро точно придет ОНА...
Впереди всех, Айдо вскинул пальчик и произнес «Бам!». Одна девушка, попавшись под этот «бам!», упала, с восторгом на лице. Все остальные девушки захотели, чтобы Айдо и им сделал «бам» и окружили Ханабусу, сбив Юки с ног. Но Канаме подошел и протянул руку девушке.
- Ты в порядке, Юки? С такой толпой трудно справиться.
- К-канаме-сенпай! Я...
Юки сразу поднялась и торжественно произнесла:
- Это моя обязанность, я же префект!
- Ну зачем же так официально! – улыбнулся чистокровный.
Все остальные, и вампиры в том числе, смотрели с неодобрением и некоторые даже с завистью. Изанами сжала кулаки. «Боже, как же меня бесит эта Кросс! Постоянно все крутятся вокруг нее, точно она центр Вселенной! И Куран тоже идиот! Сколько можно упорно не замечать никого, кроме этой Юки?»
Каин посмотрел на нее и шепнул:
- Успокойся. Лента может разорваться.
Амая с раздражением посмотрела на Каина и постаралась отвлечься от Кросс.
Курои посмотрела на Юки и с некой ревностью подумала:
«Что это за девчонка? Почему Канаме-сама так заботлив с ней?»
Тут беловолосый парень отдернул руку Канаме от Юки.
- Зэро! – воскликнула она.
- Куран-сенпай, уроки скоро начнутся.
Канаме оценивающе посмотрел на Зэро и произнес:
- Ты пугаешь, Староста-сан.
Две девчонки из Дневного класса неуверенно окликнули Курана и подбежали к нему, вручая подарки. Тот улыбнулся и сказал:
- Спасибо.
Немного отойдя от них вместе со всеми вампирами, он передал коробочку своей верной Сейрен, а розу в руке заставил завять. Все пошли в сторону Лунного Общежития.

***

Вскоре наступил вечер. Вампиры сидели в классе.
- Мы, представители Ночного Класса – первые в мире кто изобрел и опробовал кровяные таблетки, - говорил пожилой вампир, похоже, учитель, - Мы не только гордость этой Академии, мы гордость всей расы вампиров.
- А мне так не кажется... – подала голос Рука.
- Мы ведь лишь подопытные кролики, - отозвался Ичиджо.
Возле Руки сидел за столом Айдо со злым лицом. Он что-то зачеркивал в блокноте.
- Так просто хватать за руку Канаме-саму... Ненавижу этого префекта!
- Действительно... В первый раз его увидела, и сразу он мне не понравился... – произнесла Тсуки.
Рука схватила блокнот Айдо и насмешливо произнесла:
- Ооо, какие у нас тут рисунки... Да ты в него просто влюблен!
- Какая любовь?! Моя воля, я бы этого префекта убил! – взбешенно крикнул Ханабуса.
- Действительно, какая тут любовь? Думай что говоришь! К тому же Айдо любит меня! – сказала Тсуки, неприязненно глядя на Руку.
Соэн взглянула на нее так, словно только сейчас ее заметила:
- Господи, кто это? Она, кажется, сказала, что Ханабуса ее любит. Я не ослышалась?
- Нет, Рука, не ослышалась. Я правда ее люблю, - ответил Айдо.
Все переглянулись на них. Удивление застыло в глазах многих.
И тут Шики сказал, не в тему:
- Эта девочка, Юки... она, наверное, вкусная...
Теперь все забыли про Ханабусу и Тсуки, и поразились смелости Шики, ведь Канаме-саме важна эта девчонка, он никому не позволяет даже заикаться о чем-либо в этом смысле, касающееся Юки Кросс.
Ичиджо предостерегающе произнес:
- Шики!
Рима сразу отреагировала:
- На, съешь, - и кинула ему в рот пару кровавых таблеток.
- Вас, похоже, интересует эта девочка, Канаме-сама, - спросила Рука.
- Да, возможно, - ответил Куран.
Услышав это, Рука и Ханабуса, похоже, огорчились. Соэн разочарованно опустила руку с блокнотом Айдо на его же руку, но похоже не рассчитала силу. Он со злостью воскликнул:
- Больно, больно, больно! Рука, убью!
- Как-то ты сегодня на себя не похожа, Рука, - сказала Изанами и с презрением посмотрела на Канаме. «Наверно, из-за него... Сколько можно мучить себя, подруга?» Канаме тихо произнес:
- Луна уже скрывается за облаками.
Ичиджо произнес в ответ:
- Да... Приходит наше время.
- Выход вампиров...
У всех, как один, глаза загорелись красным.

***

Занятия у Ночного Класса закончились. Теперь почти все находились в гостиной. А так хотелось выйти из помещения и прогуляться по улице, освещенной лишь светом луны. Заметить какого-нибудь аппетитного ученика из Дневного Класса, почувствовать его запах – притягательный и желанный. Медленно подойти и, не предупреждая, схватить человека, и приблизить свое лицо к шее жертвы. Приоткрыть рот, и наконец, вонзить свои клыки, проткнув кожу. Вновь встретить этот приторно-сладкий вкус, которого давно не чувствовал в пределах этой Академии. И насладиться им сполна. Хочется верить, что когда-нибудь это сможет произойти наяву. Но сейчас это непозволительная роскошь для аристократов. Не хочешь прогневать Канаме-саму – сиди тихо и не давай воли своим инстинктам. Но все-таки, часто сложно бывает удержаться.
Где-то на территории раздался запах – такой вкусный. Все сразу его почувствовали. Но никто и не подумал о том, что можно узнать, откуда этот запах и, возможно даже, отведать источник аромата. Никому ведь не хочется разозлить Канаме-саму.
Амая увидела, как тихо поднялся с кресла Ханабуса. Она гневно подумала:
«Идиот! Ему неприятностей мало?! Надеюсь, хотя бы Каин его остановит...»
Но вскоре ушел и Акацуки.
«Кретины!» - мысленно выругалась Изанами. Она переглянулась с Тсуки. У нее тоже был обеспокоенный вид.
Канаме оторвал взгляд от книги и посмотрел на опустевшие кресла Каина и Ханабусы. Его взгляд что-то выразил, но понять что, было сложно. По крайней мере, этот взгляд не предвещал ничего хорошего.
На улице Юки пыталась увести обратно в общежитие двух девочек из Дневного Класса, которые выбрались на улицу лишь ради того, чтобы сделать пару фотографий Ночного Класса. Одна из них поранила коленку, и это было очень плохо. Юки воскликнула:
- У тебя идет кровь... Быстро возвращайтесь в общежитие!
- Почему это?..
- Быстр... Кто здесь?!
Она схватила «Артемиду» и наставила ее на пришельцев. Но кто-то легко остановил ее посох.
- Пугающе... Хотя от найденыша ректора я не ожидал меньшего.
Это был Акацуки Каин. Рядом с ним стоял Айдо Ханабуса.
- Это же Акацуки Каин и Ханабуса Айдо из Ночного Класса! Неужели! - взволнованно воскликнули девчонки.
- Юки, ты так несправедлива... Ведь мы пришли только ради тебя... – протянул Айдо – Ммм, какой вкусный запах...
Юки встала на защиту девчонок, пока те ахали. Ханабуса схватил ее за руку и легко отдернул ее от посоха. Он упал на землю со звонким стуком. Руку Юки он приблизил к своему рту.
- Ты прямо соблазняешь... меня...
Его клык чуть уткнулся в кожу Юки, и выступила капля крови. Айдо слизнул ее, потом приложился ртом к ладони и отпил немного.
- Ммм, как вкусно... А можно я возьму из шеи?
- Н-не смей! Отпусти меня... Айдо-сенпай! – с отчаяньем воскликнула Юки.
- Ханабу... – не договорил Акацуки.
Зэро появился непонятно откуда и приставил дуло оружия к виску Айдо.
- Пить кровь, находясь на территории Академии, категорически запрещено. Опьянел от запаха крови... Наконец ты показал свою истинную сущность, вампир! – с презрением сказал Кирию.
Он выстрелил над самой головой Ханабусы.
- Идиот! Зачем ты выстрелил?! – крикнула Юки.
- Аай, как страшно... – пискнул Айдо, пригнувшись.
Тут раздался голос, холодный и спокойный:
- Может, опустишь «Кровавую Розу», Кирию-кун?
Этот голос принадлежал Канаме. Рядом с ним стояли Сейрен, Амая и Тсуки.
- Глава Куран... – дрогнувшим голосом проговорил Ханабуса.
- Я напишу об этих дураках полный отчет ректору. Ты не против... Кирию-кун? - подал голос Канаме.
- Избавь меня от их присутствия, - ответил Зэро.
У Тсуки в глазах стояли слезы, которые она тщательно скрывала. «Она соблазняет тебя?»
- Каин, - Куран посмотрел в сторону Акацуки – почему ты не остановил Айдо? Ты тоже провинился.
- Почему это? - Амая, дрожащим от злости голосом, сказала Курану, глядя в землю, - Во-первых, Айдо не виноват, ведь Кросс сама вышла на улицу и поранилась. Дура, - она сказала это слово с нажимом, - а Каин тем более не виноват, вы сами понимаете! Почему он должен постоянно получать наказания из-за других?!
- Амая, не перечь Канаме-саме! – сказал Каин.
- Почему это?! Мне уже надоело, что мы все должны страдать только потому, что Юки что-то не нравится! Она...
Но договорить Изанами не успела. Канаме замахнулся и дал ей пощечину, очень сильную.
- Канаме-сама! Зачем? – вскрикнул Айдо.
- Изанами-сан! – воскликнула Тсуки и подбежала к ней – Больно?
Амая потерла кровоточащую щеку и прошептала:
- Да не очень...
- Амая, я же сказал, не надо! Чего же ты добилась? Только себе хуже сделала, и нам лучше не стало, - сказал Каин. Хоть он был жутко зол на Канаме, за то, что он ударил ее.
- Н-но... Каин...
Щека все еще болела, но эту боль было не сравнить с болью душевной. «Я ведь... хотела как лучше... И для тебя, и для Айдо... Вы мне с детства как братья – Айдо – младший, а ты – старший... Я же не могу оставить вас в беде...» - подумала Амая. Слезы подступили к глазам, но она их сдержала и побежала, но не в сторону Общежития. Канаме проводил ее взглядом.
- Юки... Извини за Амаю... и прости, если Айдо своим поступком пробудил в тебе плохие воспоминания.
- Да что вы... Все нормально... Э? Зэро!
- Пошли, - он схватил ее за руку и повел за собой.
- К-канаме-сама... Можно я схожу за Амаей? - сказал Ханабуса.
- Нет. Она все равно придет.
- Но...
- Молчи. Сейрен, позаботься об этих девушках из Дневного Класса. Сотри их воспоминания.
- Да, Канаме-сама, - ответила Сейрен и подошла к ним.
- А вы... Идите все за мной. Айдо и Акацуки, вы наказаны. Тсуки, можешь делать все, что заблагорассудится. Сейчас свободное от уроков время.
Канаме направился к Лунному Общежитию. Все последовали за ним. Тсуки с трудом сдерживала слезы. Айдо попытался взять ее за руку, но она отдернула ее от него.
- Значит, Кросс соблазняет тебя, да? – прошептала она.
- Тсуки... я...
- Не оправдывайся! Я не понимаю, как я могла говорить, что люблю тебя... Сейчас я думаю, люблю ли тебя или ненавижу... – по ее щеке скатилась слеза.
- Тсуки... Я признаю, что был не прав, я идиот, самовлюбленный дурак, из-за меня пострадали Акацуки и Амая-чан... Но... я не хочу, чтобы ты уходила от меня! Я же люблю тебя!
- Очень в этом не уверена!
Айдо хотел что-то еще сказать, но Курои прижала палец к губам, призывая к тишине.
«И правда... люблю я тебя или ненавижу?»

Глава 2
Исполнение желаний и страхов.

Амая одиноко стояла немного поодаль от аллеи и смотрела на луну. Она очень ярко светила сегодня.
«Странно... Луна такая далекая, а освещает своим тусклым серебристым светом все вокруг. Мне хочется в такую ночь побыть с людьми, которых я люблю, и которые меня любят. Да вот только есть такие люди? Возможно, есть. Она мне братья и сестра – Каин, Айдо и Рука. С самого детства мы вместе. Кажется, что всю жизнь знаем друг друга. Мы с Рукой частенько ссорились, но потом сразу мирились. Она думала, как я могу, девочка из уважаемого клана вампиров, так часто сквернословить (я, кажется, отучаюсь от этого ^^). А главное, как я могу не любить ее обожаемого Канаме-саму. Вот это уж я сама не знаю. С самого первого дня нашей встречи он мне не приглянулся. С этим я ничего поделать не могла. А сейчас я вообще его, наверно, ненавижу. Почему он так возится с этой Кросс? Она всего лишь человек, причем она ничем не лучше всех остальных. Так почему ей постоянно должны доставаться почести?
А еще сегодня Ханабусе и Каину досталось из-за нее... Хотя... тут виноват Ханабуса... Но все равно! Кросс тоже виновата! Нечего разгуливать по ночам».
Изанами оглянулась на Лунное Общежитие. Естественно, свет там горел только в гостиной. Внезапная тоска прокралась ей в сердце, очень сильно захотелось быть сейчас с ними, а особенно с ним... Но гордость не позволяла идти туда.
«Интересно, а где же я буду все это время?» - подумала Амая.
Внезапно подул холодный ветер, и ей стало холодно. Не только телу, но и душе. Злясь на себя из-за нерешительности, она хотела заплакать. Может, дать хоть раз выход своим эмоциям?
Девушка сорвала ленточку со своей шеи. В этот момент к ней пришла свобода, словно что-то невидимое отпустило ее и позволило свободно вздохнуть. Амая позволила первым слезам скатиться из глаз, а вскоре и все ее лицо было в них. Выпустив обиду и боль наружу, ей сразу стало легче, но возвращаться в общежитие все равно не хотелось. Амая сказала себе, что вернется, но когда гордость позволит.

***

Айдо нервно покусывал губу и неотрывно глядел на дверь, в надежде, что она откроется и войдет Амая. Но этого почему-то не происходило.
- Ксо, я так больше не могу! – раздраженно воскликнул Ханабуса, - Где же она? На улице так холодно, а ее где-то носит! Вдруг она заболеет!
- И без твоего нытья тошно, Ханабуса. Может, помолчишь чуток, а? – Каин тоже выглядел не таким невозмутимо-спокойным. Все-таки его мучила совесть.
- Я, в отличие от некоторых, волнуюсь за Амаю-чан! Она там, бедняжка, мерзнет наверно! А все из-за кого? Из-за...
- ...правильно, из-за тебя.
- Нуу... Ладно, есть и моя вина. Но в том, что Амая-чан убежала, виноват ты!
- А из-за кого вообще это все началось?
- Даже если это началось из-за меня, ты обидел Амаю-чан! Она хотела нас защитить...
- Сначала со своими проблемами разберись, а потом уже и в это лезь. Кто со своей девушкой поссорился, когда и дня не прошло?
Айдо был уязвлен.
- Вообще-то мне Амая тоже очень важна! А вот тебе, я даже не знаю...
Наверно, в первый раз в жизни Акацуки так сильно разозлился. Ему захотелось прибить этого глупого самовлюбленного идиота. Он еле сдержал себя и пламя, рвущееся из него, готовое сжечь все на своем пути.
- Ты ничего не знаешь. Не знаешь, что я люблю ее больше жизни. И объяснять тебе что-то я не собираюсь, - с этими словами Каин отправился в свою комнату. Ханабуса с презрением посмотрел ему вслед. Он еще немного посидел на месте, но потом поднялся и вышел из общежития.
«Пусть даже мне от Канаме-самы еще больше достанется», - подумал он.
Парень немного постоял на ветру, оглядываясь вокруг. Вскоре он заметил очертание девушки у дерева и поспешно зашагал к ней.
- Боже, Амая-чан, ну зачем стоять на холоде? Это из-за Акацуки?
- Не сказала бы... – ответила Амая. На щеках все еще виднелись дорожки слез, но девушка не выглядела печальной, - Просто захотелось прогуляться.
- Ну ты нагулялась наверно? А теперь домой! Еще заболеешь, не дай бог! – обеспокоенно сказал Ханабуса и повел ее к общежитию. Дойдя, они вошли в него. Было темно и пусто. Все разошлись по комнатам или пробрались на улицу. Айдо огляделся и убедился в этом.
- Ну а теперь иди в свою комнату. Постарайся не попадаться на глаза Канаме-саме. И еще... Поговори с Тсуки. Мы с ней... немного повздорили, - тихо сказал Ханабуса и отвел взгляд, - Скажи ей что-нибудь... Ну я не знаю...
- Я поняла тебя. Попробую вас помирить, - улыбнулась Амая.
- Спасибо, Амая-чан!
- Да не за что... Ну, я пойду к себе...
- Ага.
Амая взглянула с нежностью на Айдо и поднялась по лестнице. Парень еще немного постоял в гостиной, а потом тоже пошел к себе в комнату.
Он открыл дверь. Там у окна выделялся темный силуэт Акацуки. Он склонился над чем-то. Подойдя к нему, он заметил, что это рамка с фотографией. На ней была изображена милая улыбающаяся девочка. Скорее всего, это была Амая, только помладше. Те же красивые фиолетовые глаза, длинные черные волосы и добрая улыбка. Каин глядел на нее так, словно видел в последний раз – пристально вглядываясь обреченным взглядом.
- Ты так и будешь тут стоять? Если ты, как сказал, «любишь ее больше жизни», то чего не идешь к ней? Я думаю, она зла на тебя не держит, - со вздохом сказал Айдо, усаживаясь на кровать.
- Индюк тоже думал и в суп попал... – еле слышно буркнул Каин.
- Ты что-то сказал?
- Нет, не сказал.
Каин отошел от окна и, сняв на ходу пиджак, бросил его на свою кровать. Оставшись в одной черной рубашке, он подошел к двери.
- Она сейчас в своей комнате? – спросил Акацуки
- Да, - не глядя на него, ответил Ханабуса. Стук открывшейся, а затем закрывшейся двери, оповестил его о уходе Каина.

***

Рука замерла у ручки двери в ее комнату. Почему я колеблюсь, думал он.
«Это же не сложно... Просто открыть дверь...»
Рука слегка дрогнула и легла на ручку. «Я должен...»
Ручка с легкостью поддалась напору, и дверь открылась.
В комнате была только Амая. Она сидела на кровати отстраненно глядела куда-то в пустоту. Заметив, что кто-то вошел, она сказала, повернув голову:
- Тсуки, это т-... К-Каин?! Ты... что тут делаешь?
- Пришел извиняться, - ответил тот, глядя на нее. Он подошел к ней и присел возле нее. - Я.. сам не знаю, что на меня нашло... Просто...
Глядеть на смущенного Каина было весьма необычно, ведь такого, как правило, просто не бывало, поэтому Амая невольно улыбнулась.
- Господи, Каин, я на тебя не обижалась. Не хватало еще, чтобы ты извинялся передо мной. Я же сама виновата, правда? Влезла не в свое дело... – сказала она, - Себе же хуже сделала...
Сказав это, она слегка опустила голову.
Каин заметил это и тихо произнес:
- Это тебе не хватало грустить из-за меня. Ты себе не представляешь... как я сильно люблю тебя.
Амая резко подняла голову и с легким испугом в глазах посмотрела на него.
- К...как это любишь?
- Обыкновенно, как девушку, - последовал ответ. Лицо Каина выражало спокойствие и твердую решимость. Никакого колебания или волнения. Понимая, что он не шутит, Амая испугалась больше.
- Но... мы ведь... как брат и сестра... – дрожащим голосом прошептала она.
Каин приблизился к ней чуть ближе.
- Я люблю тебя не как сестру уже давно. И... я долго ждал. Пожалуйста... – он приблизился совсем близко – скажи, что тоже... любишь меня не как брата.
У Изанами часто-часто забилось сердце. Да...наверно, она любит его не как брата... Но боится себе в этом признаться. Тогда...
- Да... я люблю тебя так, как ты меня.
У Каина дрогнули уголки губ, и он прошептал:
- А... можно тогда... твоей крови?
- Да...
Каин поцеловал ее. Это был скорее страстный, чем нежный поцелуй. Его язык исследовал каждый сантиметр ее рта, а она задыхалась от удовольствия. Потом, оторвавшись от ее губ, он провел языком дорожку до шеи. Амая слегка склонила голову вправо и почувствовала, как ее тонкую кожу проткнули острые клыки и стало горячо. Тонкая алая струйка потекла вниз. Человеку было бы больно, но это вампир – и причем она любит того, кто ее кусает. Амая издала тихий стон и закрыла глаза.
Каин закончил и облизнул красные от крови губы. Глаза тоже стали красными.
- А...Амая... Спасибо... У тебя самая вкусная кровь на свете...
Он обнял ее за талию и притянул к себе.
- Теперь ты моя...
- Конечно... – ответила Амая и, немного помолчав, спросила – А...ммм... можно теперь я попробую твоей крови?
- Зачем спрашиваешь? Я дам тебе все что угодно...
Изанами улыбнулась и склонилась к его шее. Приоткрыв рот, она слегка надавила клыком на нее. Выступила маленькая капля крови и Амая тут же слизнула ее. Потом она полностью приложилась к шее любимого и начала пить, стараясь не потерять ни одной капли. Полностью насытившись, она оторвалась от Каина и поцеловала его. Нежно-нежно, как никогда.
- Блин, как же я тебя люблю, Каин...
- Всегда мечтал это услышать, - ответил тот, глядя в ее прекрасные глаза. Сейчас они были особенно красивы, потому что светились от счастья и были наполнены любовью к нему...
- Спасибо за то, что ты есть, моя принцесса Ночного Дождя.

Категория: Романтика/Драма | Просмотров: 1119 | Добавил: Муген_Сан | Рейтинг: 4.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]