Вверх
Главная » 2011 » Январь » 3 » Посмотри мне в глаза. Глава 4 (продолжение)
22:22
Посмотри мне в глаза. Глава 4 (продолжение)
- Что ж, надеюсь, до встречи. – Махнул на прощание Сасори, направившись по своим делам.
- Пока. – Отозвалась я, не сомневаясь, что больше не увижусь с кукольником. Вспомнив, что весь сегодняшний день всего лишь игра, стало как-то грустно.
- Что за скорбный вид? Так болит? – Вернул меня к действительности голос Итачи, вытаскивающего из кармана купленный пластырь и протягивая мне.
- Да нет, ничего. – Очнулась я, отклеивая защитную пленку и стягивая с ноги босоножку.
- А может, тебе дать его номер? – Голос Итачи изменился, и я удивленно подняла на него глаза. Лицо было непроницаемо, глаза – привычные уже черные омуты, похоже, он не слишком рад, предлагая мне телефон приятеля.
- Нет, спасибо. – Ровно отозвалась я. – Не думаю, что мы с ним еще когда-то увидимся. – «Как и с тобой» - подумалось мне. Я умолкла, пронзая взглядом наклеенный пластырь. С телесного цвета полоски мне вовсю улыбался гибрид то ли зайчика, то ли кошечки. Я перевела взгляд на оставшиеся – сплошь котята, щенята и подобная пушистая мелочь.
- Ты ведь специально детский взял. – Не спросила, а утвердила я. Широкая улыбка Итачи смело ставила его в один ряд с намалеванными зверюшками. – Мне в принципе все равно. – Пожала я плечом, обулась и оперлась на ногу. Мозоль не давала о себе знать. – В любом случае, я снова могу ходить, так что спасибо. –
- Прекрасно. – Итачи вновь взял оба пакета и совершил ложное движение, намереваясь меня поймать. Как и ожидалось, я с писком отскочила, не дав взять себя в плен. Дорога домой протекала все так же в дружеских перебранках и шутках, однако меня не оставляло ощущение неясной тревоги. Интересно, что же имел в виду Сасори, говоря про то, что Итачи может так поступать из-за Саске. При чем здесь Саске? И, Ками – сама, что ему нужно от меня? Ведь я сама явилась к нему сегодня, о чем старший Учиха никак не мог знать, а следовательно и что-то планировать. Или я сейчас совершаю самую большую ошибку?...
Процесс готовки рыбы меня пугал, но все же я мужественно предложила свою помощь в ее разделке. Итачи довольно скептически оглядел меня в фартуке и с огромным кухонным ножом и отослал варить рис. Я конечно для вида поворчала, укоряя его в сомнениях о моих кулинарных талантах, однако вскоре привезли остальные продукты, и мне было позволено раскладывать их по кухне в каком хочу порядке. Пока я сновала, пряча покупки в холодильник и по шкафчикам, парень довольно быстро помыл, почистил и разделал несчастное водоплавающее.
- Ловко. – Искренне восхитилась я, глядя на розоватое филе. Даже есть захотелось.
- Это только начало. – Довольно сообщил Итачи, посыпав рыбу специями и убрав пока в холодильник. – Самое главное – соус. –
- Угу, ты только во время готовки его сильно не пробуй. – Скептически посоветовала я, глядя, как он достает бутылку вина. –
- Ты мне это до конца жизни вспоминать будешь? – Вздохнул брюнет.
- А ты как думал?! – Возмущенно подтвердила я, агрессивно размахивая кастрюлькой с рисом под струей воды. – Я к нему со всей душой, доверчивая маленькая беззащитная девочка… -
- Ни то, ни другое, ни третье. – Констатировал старший Учиха.
- Ах так!? – Я отключила воду и грохнула кастрюлей об стол.
- Да, так. Маленькая беззащитная девочка не стала бы, глядя мне прямо в глаза, говорить, что ударит меня, если я не перестану портить ей новую футболку. Причем таким металлическим голосом, что я ни на секунду не усомнился в правдивости ее слов. Дорогая, наверное, футболка была… – Спокойно проговорил он.
- Так значит мы все прекрасно помним! – Прищурилась я.
- Бутылка коньяка не обладает такой ударной способностью свалить меня в беспамятстве. Их бы понадобилось как минимум три. – Я промолчала. Вспоминать произошедшее не хотелось, как и портить сегодняшний день. К тому же я и правда проголодалась, а продолжение спора наверняка задержит обед. Итачи видимо расценил мое молчание по-своему.
- Послушай, извини, ладно? – Проговорил он. Я, не поднимая лица, поставила кастрюлю на плиту. – Просто ты оказалась не в то время не в том месте. Мне жаль. – Я вскинула наконец голову. Снова его неосознанное движение, словно попытка зачаровать меня взглядом, проникнуть в мою душу и прочесть мои мысли. Такая же, как и у Саске. До чего они все-таки похожи. И как странно чувствовать себя в безопасности, не поддаваясь этим колдовским глазам. Я вспомнила, что происходит там, снаружи, вне этого субботнего дня. Саске, Итачи, смерть их родителей и ненависть младшего брата к старшему, попытка Итачи утопить горе в алкоголе и я, глупая розоволосая девчонка, просто подвернувшаяся под руку и имевшая неосторожность явиться к нему домой. Так что обижаться?...
- Забудь. – Сказала я, чуть склонив голову набок и внутренне усмехнувшись этому позаимствованному у него жесту. Затем вернулась к рису. – Все нормально. –
- А знаешь? – Медленно проговорил он – Я не жалею, что все так произошло. Если бы не тот вечер, не было бы сегодняшнего дня. Не было бы… - Он выразительно обвел глазами кухню, имея в виду что-то более обширное – всего этого. Это был бы ни чем не примечательный выходной. -
- Готовь соус. – Напомнила я, чувствуя неловкость от этого его признания. Будто бы сквозь его маску на секунду проглянули истинные эмоции, а это было не по правилам. Итачи хмыкнул и вернулся к приготовлению. Я мыла и резала овощи для салата.
- Сакура, а кем ты хочешь стать? – Внезапно спросил он, когда повисло, казалось бы, долгое молчание. Я оторопела и какое-то время даже не знала что ему ответить.
- Зачем тебе? – Выдала я наконец.
- Э? Да так, просто. Хочется отвлечься разговором, к тому же мне интересно. Ведь ты знаешь кое-что обо мне, а я о тебе ничего. – Интересно? Ему интересно? Обычно такие вопросы «кем ты хочешь стать» задавали мне мамины подруги, и то из вежливости, а не потому что так уж жаждали узнать ответ.
- Ну, я серьезно задумываюсь о медицине. Даже посещаю курсы при медицинском университете. После школы я могу поступить туда без экзаменов. – Неуверенно начала я, все еще сомневаясь, стоит ли отвечать на его вопрос.
- Ты – врач? – Удивился он. – Не психолог случайно? –
- …Проктолог. – Мрачно огрызнулась я. – Придешь на прием? – Парень содрогнулся, а я с мрачным внутренним удовлетворением продолжила. – Я пока точно не знаю кем. Может даже хирургом. А психологом отчасти должен быть любой уважающий себя доктор. Он должен понимать пациента, иначе не сможет помочь ему в полной мере. –
- Какие глубокие мысли. – Улыбнулся Итачи. – Ты права. Но хирург…девушки обычно бояться подобного. Вид крови, операции и все такое. –
- Значит, я должна была родиться парнем. – Пожала я плечом – Потому что я всего этого не боюсь. Точнее, конечно я не часто сталкиваюсь с этим в повседневной жизни, однако я прекрасно понимаю, что меня ждет. – Я взглянула на него. – Считаешь, у меня не получиться? – Брюнет покосился на меня, прикидывая до которой тяжелой столовой утвари я успею дотянуться.
- Получиться. – Только и сказал он. – Если ты что-то решила, то добьешься этого во что бы то ни стало. – Я почувствовала, что заливаюсь краской.
- Да, ты умеешь сказать девушке то, что она хочет услышать. – Буркнула я, скрывая смущение.
- Вижу, ты так и не поменяешь свое мнение обо мне в лучшую сторону. – Усмехнулся он.
- Еще чего. Я тебя насквозь вижу, Учиха. – Ляпнула я, даже не успев сообразить, что сказала. Итачи удивленно повернулся. Какое-то время так и стоял, глядя с недоумением, потом с легкой, не совсем мне понятной улыбкой произнес.
- Похоже, роли поменялись… -
Спустя минут пятнадцать соус закипал на плите рядом с готовящимся рисом, а в духовке румянилась рыба. Я перемешивала салат, когда подошел вытирающий о полотенце руки шеф-повар.
- Ну как? – Поинтересовался он, наблюдая как я пробую получившееся. Вместо ответа я протянула ему ложку салата.
- И? – Спросила теперь уже я, наблюдая за нашим непрямым поцелуем.
- Съедобно. – Оценил он и тут же увернулся от той же дружески нацеленной в лоб ложки.
- Вот же гарпия, прикинувшаяся вишней. – Поразился Учиха. – Откуда у тебя только такой темперамент? –
- От мамы! – Гордо, с ноткой довольствия, просветила я.
- Ах вот оно что! М-да, я бы не отказался познакомиться с твоей мамой. –
- Она для тебя старовата. – Съязвила я, нарезая хлеб.
- Любви все возрасты покорны. – Подмигнул этот ловелас. – Вот только боюсь, твой папа окажется не менее темпераментным, к тому же еще и ревнивым супругом… -
- Мой отец умер, уже давно. – Ровно проговорила я. Воцарилась тишина, и я недоуменно воззрилась на Итачи. – Ты чего? – Парень молчал, глядя на меня теми же глазами, какие я впервые увидела у него в кафе – уставшие, глубоко печальные.
- Прости. – Тихо сказал он.
- За что? – Не перестала удивляться я.
- Я не знал, что ты тоже потеряла близкого человека. Но знаю, насколько это больно. –
- Да я не… - Начала оправдываться я, желая сказать, что это было так давно, что я уже совсем забыла папу и не переживаю так уж по этому поводу. Но внезапно откуда-то из глубин сознания вырвалось воспоминание. Не лицо отца, нет, но его руки. Теплые и сильные, когда они резким рывком подхватывал меня и подкидывал восторженно визжащую девчушку к небу. Не было страха, не было опасности упасть, папины руки просто не могли этого допустить. Секундное воспоминание пронеслось ярко, будто разряд молнии, и тут же растаяло, оставив мучительное дежавю. И девушка, давно уже отстрадавшая и смирившаяся с такой несправедливой потерей, внезапно захотела расплакаться. Я с трудом подавила комок в горле и даже попыталась улыбнуться. – Не бери в голову. Он попал в аварию, когда я была еще маленькой. Так что я его совсем не помню и уже совсем не расстраиваюсь. К тому же, мою потерю даже сравнивать нельзя с твоей, это просто ерунда… -
- Сакура, смерть человека не может быть ерундой! – Твердо сказал Итачи. – Тем более, смерть отца. В этом случае ты не можешь оглядываться на других и говорить «им хуже». Другие не имеют значения. Это твоя личная трагедия, а потому она – самая тяжелая! – Он решительно протянул руку и положил мне на макушку. Теплая…Что за человек?! Оба родителя убиты, младший брат ненавидит, а он переживает за девчонку, потерявшую отца…БАКА! Похоже, сейчас все-таки разревусь…А ведь Саске ни разу не спрашивал меня про папу. Интересно, он вообще знает про его смерть?
Мысли вернулись к старым истокам, а точнее к обоим Учиха. В голове вновь зашевелились старые подозрения о несостыковках в словах обоих брюнетов. Едва я открыла рот, осмелившись высказать некоторые свои соображения и потребовать уточнения, как отобравший у меня нож парень выругался. На моих глазах глубокий порез на его указательном пальце наполнился темной кровью, бодро побежавшей ручейком по всей кисти.
- Ой! Сильно как! – Вскрикнула я, невольно протянув к нему ладони. – Надо чем-то замотать… -
- Кто здесь будущий врач?! – Тоже громким от неожиданности голосом парировал он.
- Где…у тебя бинты? – Вместо ответа брюнет картинно закатил глаза с видом начальной стадии обморока. Чертыхнувшись, я выскочила из кухни. Костеря Учиху всеми известными словами, я помчалась в ванную, припомнив, что что-то вроде аптечки видела утром именно там. Бинго! Схватив йод и бинт, поспешно направилась обратно. Каково было мое возмущение, когда я застала Итачи вовсе не истекающего кровью, не корчащегося в предсмертной агонии, а задумчиво посасывающего палец, глядя куда-то в потолок.
- Ну-ка плюнь!!! – Рявкнула я так, что парень поперхнулся. Смыв кровь, раздраженно обработав ранку йодом и выслушав его причитания на тему «ты так грубо это делаешь», я туго замотала палец бинтом.
- Ну что, доктор, я буду жить? – Спросил Итачи с каким-то гастрономическим интересом.
- Еще слово, и ответ будет отрицательным. – Пригрозила я, завязав узел бантиком. Итачи критически оглядел весьма увеличившийся в размере палец и вздохнул. Затем усмехнулся.
- А быстро ты отреагировала. И в ванну сбегала, и замотала. Оперативно. –
- Ты еще скажи, что порезался специально, что бы на меня в деле посмотреть. – Мрачно отозвалась я, оттирая со стола накапавшую кровь. Его иронично приподнятая бровь могла означать как согласие с моими словами, так и их отрицание. По крайней мере, мне на минуту навязчиво захотелось закатать его в гипс.
- Рыба. – Только и сказала я, сдерживаясь. Учиха приник к духовке, сквозь прозрачную дверцу наблюдая за мучениями нашего обеда.
- В процессе. – Констатировал он.
- Итачи… - Вдруг позвала я. Он повернул ко мне голову, не поднимаясь от плиты. Я одарила его пристальным взглядом. - …Сделай еще раз такие глазки! –
- Какие? – Не понял он.
- Ну…такие! – Я широко распахнула собственные, попытавшись придать им самое невинное выражение. Несколько секунд у парня ушло на соображение, когда это он демонстрировал мне подобные очи, а затем лицо обратилось в такую кислую мину, какую я не всегда видела даже у Саске.
- Не дождешься! – Буркнул он, отворачиваясь.
- Почему? – Заканючила я детским голоском, сдерживая смех – Ты сразу такой милый становишься, даже на человека похож… Ну Итачи –и –и… онегаюшки! - (японский вариант русского «позязя». Голос автора =-_-=)
- Ни за что! – Повторил он, в духовке я видела его скептическое отражение. Не все же ему меня донимать! Он внезапно поманил меня, а когда я присела рядом, недоуменно помаргивая, медленно протянул руку и щелкнул меня по лбу. Не сильно, но чувствительно. Я машинально ойкнула, отстранилась и изумленно воззрилась на него. Брюнет чему-то улыбался.
- Что? – Потребовала я разъяснений, потирая лоб.
- Ничего... Старая привычка. -
Поздний обед немногим не дотягивал до раннего ужина. Но я не жаловалась. Главное – что он был. Один аромат сводил меня с ума, что уж говорить о той секунде, когда порционные кусочки рыбы оказались на тарелках, истекая соусом. Я честно старалась держать себя в руках, мало-мальски соблюдая этикет. Не зря же я так красиво раскладывала столовые приборы и салфетки, найденные тут же, на кухне. Однако не проглотить все не жуя было весьма сложно. Передо мной впервые за долгое время оказалась нормальная человеческая пища. Не бутерброды, ни наспех вареные полуфабрикаты и не заказанная из-за отсутствия свободного времени на дом пицца или суши, вкусные, но уже приевшиеся – настоящая домашняя еда!
- Итадакима-а-с!!! – Торжественно-нетерпеливо провозгласила я, хватаясь за вилку. Сейчас я даже палочками употребила бы приготовленное в рекордно-короткие сроки. Видимо, утренний труд и прогулка по магазинам тоже усилили мой аппетит.
- Итадакимас. – Повторил Итачи. Потянулся за хлебом и замер, несколько ошарашено озирая украсившие уже мою тарелку горки салата и риса.
- А ты время не теряешь. – Только и выдавил он.
- Я волофная. – Буркнула я, оправдываясь. – С утва не позафтвакава. И вообфе, фсю нефелю на суфом пайке… -
- Ешь-ешь. Сколько душе угодно. – Успокоил Итачи –
- У тебя столько нет… - Я глотнула сока, и фраза прозвучала уже вполне внятно. – И кстати… - Я, прищурившись, вгляделась в хозяина дома. Он замер в недоумении. - …Рыба – высший класс!!! -
Полчаса. Полчаса самой дружеской обстановки. Полчаса бесцельной, но такой милой болтовни о пустяках. Будто я знала моего собеседника не три дня, а три года. За окном темнело, и в душе я злилась на этот так быстро заканчивающийся выходной. Весь день, весь этот безумный, сумасшедший, парадоксальный день засветился веселой вспышкой на фотоленте моей жизни. С самого утра, с той секунды, когда бред ударил в мою голову, и я вошла в комнату Итачи, я хотела поговорить с ним. Серьезно, по душам. Спросить о Саске, выяснить подробности случившегося, помочь по мере своих сил. Но открыв рот, я не могла выдать и слова. Я не могла начать с Итачи этот разговор, не могла заставить его переживать эту трагедию еще раз, какое право на это я имела?
- Оставь. – Пресек Итачи мои попытки подняться из-за стола и помыть посуду. – Я сам потом с ней разберусь. Лучше попить чаю. – И вот я сижу, грею руки о маленькую фарфоровую чашечку, вдыхаю душистый аромат какого-то необычного травяного сбора и ложечкой модифицирую аппетитный кусочек тортика перед собой. В желудке сытая тяжесть, в светлой кухне тепло и по-домашнему уютно, а на душе так…спокойно. Уверенно. Надежно… Я подняла глаза на старшего Учиху. Незаметно наш разговор прервался, уже минут пять стояла тишина, каждый думал о своем.
На улице совсем стемнело. Было еще рано, но погода зачастую обманывает время. Казалось, уже подкралась ночь. И значит скоро я должна буду уйти. От этой мысли в умиротворенной душе поднялась смутная тревога. Я разделалась с остатками своего торта, промокнула губы салфеткой и неуверенно начала
- Итачи… -
- Э? – Он будто очнулся от своих мыслей – Ты уже все? Это действительно очень вкусный торт. И ты наверняка не откажешься от еще одной порции. –
- Нееет… - Протянула я, не особо, кстати, уверенно, протестуя, скорее уж для вида. – Не надо второй…. –
- Ты же знаешь, что спорить бесполезно. – Хмыкнул Итачи, уже отрезая мне кусочек.
- А ты знаешь, что со мной будет, если я съем еще хоть чуть-чуть? – Как могла укоряющее спросила я.
- Знаю. Тебя сквозняком перестанет сносить. – Отозвался парень, ставя передо мной блюдце. Опять сарказм, усмешка, незлой подкол… И, черт возьми, как же это приятно…
- Знаешь…это чудесное завершение чудесного дня. – Я улыбнулась, глядя в стол. – Это, пожалуй, был самый замечательный выходной в моей жизни. И в этом есть твоя огромная заслуга…Спасибо! – Я наконец поняла, что выразить все снедавшие меня эмоции можно одним емким словом. И тут же испугалась, что он может неправильно расценить все только что сказанное; что он примет мои эмоциональные слова слишком близко к сердцу. – Но ведь это нас ни к чему не обязывает?... Я имею в виду, мы вовсе не стали какими-то закадычными друзьями, и не возьмем в привычку каждую субботу устраивать уборку, заканчивающуюся торжественным обедом?!… - Я нервно хихикнула своей скомканной шутке, запнулась, попыталась продолжить. – Мы же ничего не должны друг другу…Ты же сам понимаешь, что сегодня…ну, просто так получилось… - Я несла какую-то чушь, даже покраснела от волнения и собственных нелепых, отрывистых фраз. Не выдержав, подняла на него глаза. Учиха сидел, сложив локти на стол и склонив голову набок, молча смотрел на меня. Я застопорилась еще больше. – Это не потому, что ты мне не нравишься, совсем наоборот…то есть…я хочу сказать… - Я окончательно сбилась. Парень продолжал молчать, а мне так хотелось, чтобы он опять усмехнулся, умело обратил все в шутку, развеял это повисшее в кухне напряжение.
- Сакура, ты ведь любишь Саске? – Спросил он внезапно.
- Что? С чего ты… - Открыла я рот в оправдание, но вновь не смогла произнести ничего убедительного. Не было никакого смысла отнекиваться, никакого резона скрывать что-то от Итачи, к тому же он бы все равно не поверил. Потому я лишь устало вздохнула.
- А знаешь, какая кому разница? – Я подперла голову руками, собственный голос прозвучал незнакомо-горько. – В любом случае, Саске не любит меня, а значит все мои чувства бессмысленны. Ты ведь знаешь уже – не в моих привычках бегать за кем-то, подобно собачке и вешаться на шею, навязчиво предлагая себя и свою любовь. –
- Ты стала ему другом, вместо того, что бы быть девушкой. – Не спросил, а утвердил брюнет. Я едва не стукнулась челюстью об стол. Итачи что, ко всему прочему, еще и мысли читает??? А ведь я столько «хорошего» про него думала… Видя выражение моего лица, он напомнил – Ты ведь сама говорила об этом, еще в первый вечер нашего знакомства, помнишь? – Я судорожно закопалась в памяти.
- Так…ты же ведь спал!!! – Возмутилась я, наконец припомнив.
Спал. – Согласился Итачи. – Выслушал тебя и уснул. –
– Но…Я ведь не называла Саске по имени, я ни слова не сказала про свои проблемы «друга» и «девушки», так как же ты… -
- Сакура, я все-таки не вчера родился. – Оборвал брюнет –Возможно, ты весьма низкого мнения о моем интеллекте, однако узнав тебя ближе, я просто сопоставил все услышанное от тебя и понял, что ты имела в виду. – Он замолчал, я опять уставилась в стол. Непривычно-серьезный Итачи сбивал с толку. А он откинулся на стуле, завел руки за голову и закрыл глаза.
- С недавних пор меня стала одолевать ностальгия. – Признал он. – Тоска по дому, по родным, по прошедшему детству. Я начал вспоминать прошлое. Веселое было время… И знаешь, я вспомнил: когда я еще ходил в младшую школу, Саске все время твердил мне про одну девочку. Он познакомился с ней в садике… - Сердце у меня бешено застучало, невольно я подалась вперед, вслушиваясь. – Возвращаясь домой, он постоянно говорил о ней. Рассказывал, какая она красивая, какая милая у нее улыбка, необычные розовые волосы…помниться, у нее еще было какое-то цветочное имя…И каждый раз он уверенно добавлял, словно давая обещание, что вырастет и обязательно жениться на ней. – Брюнет приоткрыл один глаз, покосившись на меня. Я грустно улыбнулась. Все верно, Саске говорил об этом всем вокруг, даже незнакомым прохожим по дороге домой, а я так этим гордилась. Ностальгия накатила и на меня.
- И правда… - Негромко согласилась я. – Было дело… - От детских, таких чистых воспоминаний со дна души словно поднялось что-то, к горлу подступили слезы, которые, впрочем, я в очередной раз умело сдержала. Вместо этого я с напускной веселостью спросила – Смешно, правда? Такие глупые детские фантазии. – Он не рассмеялся в ответ.
- Сакура, я последний человек, перед кем ты должна скрывать слезы. Ты ведь сама сказала – мы никто друг другу, так чего ты боишься? Не сдерживай эмоций. – Я моргнула. Не сдерживать? Я же человек , не могу делать чего-то на заказ… И он что, думает, что мне всего лишь надо прореветься? Выплакаться о своей не разделенной любви, о стене непонимания Саске, о своей, в сущности, бесцельной жиз…ни?...хнык…
Губы задрожали и, помимо воли, начали кривиться, глаза заволокло прозрачной пеленой. Задержанное дыхание вырвалось из груди всхлипом, за которым я не услышала скрипа отодвигаемого стула. А в следующую секунду я уже уткнулась носом в грудь Итачи, сотрясаясь от рыданий. Слезы текли и текли, без остановки, вкупе с постоянным шмыганьем, пальцы рефлекторно вцепились в складки его рубашки, ища хотя бы иллюзию защиты. А она была реальной. Старший Учиха обнял меня за плечи, макушкой я чувствовала его подбородок, и вообще всем телом я ощущала такое приятное, живое тепло, что хотелось стать маленькой, совсем крошечной, и раствориться в нем. Всегда слышать сильный, равномерный стук его сердца, подняв голову, всегда натыкаться на темный пронзительный взгляд, лишь для других пугающий, а для тебя мягкий и глубокий. И тут же я понимала, что на его месте должен был быть Саске, только о его тепле, взгляде и сердце я могла так думать. И от этого вырывались новые рыдания и лились бесконечные солоноватые потоки. От горя, от несправедливости, от его, Учиховского, незнания моих чувств, и от беспомощности и невозможности что-либо изменить. Самоуверенная девчонка наконец показала свое истинное лицо – заплаканное и красноглазое.
Каким-то краем сознания, самым дальним и незначительным, я понимала, что поступаю крайне неразумно – лью слезы по младшему Учиха в объятиях старшего. Но это был тот момент, когда надо плюнуть на всю логику, весь здравый смысл и быть просто человеком. Обычной влюбленной девушкой, нашедшей добровольную жилетку. К тому же прикосновения Итачи вовсе не вызвали во мне какой-то неприязни или неловкости – они были так же естественные, как вся его уютная кухня, вкусный обед и наша непринужденная болтовня. Это было мне нужно, здесь и сейчас. Дала ли я ему что-то взамен? Кто знает…
Сколько времени прошло? Пять или десять минут, хотя мне казалось много больше. Истеричные рыдания вроде бы стали стихать. Непрестанно шмыгая, смаргивая уже одиноко катившиеся слезинки, я попыталась тихонько разжать вцепившиеся в Итачи пальцы, но те застыли, будто в судороге. К тому же и сам брюнет как-то не торопился меня отпускать. Мы стояли возле стола, покосившись в сторону окна, я различила наше смутное отражение. Я почти вся скрылась за его, чуть склонившейся ко мне фигурой. Внутренняя Сакура начала подавать признаки смущения.
- Не…надоело еще… меня обнимать? – Поинтересовалась я, еще раз шмыгнув и упершись лбом ему в грудь – Я вроде как успокоилась. –
- А кто тебя знает. Вдруг сейчас вторая волна начнется. – Возразил Итачи. Я подняла голову. Прекрасно зная, как красочно сейчас выглядит мое зареванное личико с опухшими красными, а не зелеными глазами, я даже не потрудилась состроить менее мрачную гримасу.
- У меня тушь потекла. Сейчас всего тебя измажу. – Предупредила я, чтобы хоть чем-то его растревожить.
- Не страшно. – Черный взгляд сверху вниз, Итачи прекрасно видел, что никакой туши на моем лице нет и в помине (просто с утра я красилась впопыхах, и махнула на нее рукой. А сказала сейчас так, для красного словца…) – Рубашка все равно черная… И теперь уже и мокрая. –
- Так тебе и надо. – Буркнула я. – Ба-ак-аа-а-а! Психолог чертов, до слез довел… «Не должна скрывать слезы», «Не сдерживай эмоций»…Ненавижу тебя! –
- Ненависть – сильное чувство. – Заметил Итачи, кладя одну руку мне на голову и легонько ероша итак непослушные волосы – Может, мне гордиться, что ты испытываешь его ко мне? –
- Гордись до пенсии… - Все еще дулась я – Отпусти меня уже! –
- Я бы рад… - Отозвался он. – Да вот проблема… Это ты меня держишь. –
- У меня… пальцы затекли. – Нехотя признала я.
« Надо же, какой страстный порыв» - Хихикнула довольная внутренняя Сакура, довольно давно уже не дававшая о себе знать. Брюнет осторожно отцепил мои насмерть прикипевшие к его рубашке руки.
- Иди умойся. – Посоветовал он. Бросив на него еще один мрачный взгляд, я поплелась в ванну с таким видом, будто мне самой только что пришло это в голову.
« Знаешь, я тобой прямо горжусь!» - Заявило мое альтер эго, когда я щедро окунула лицо в воду и теперь любовалась собой в зеркало.
- С чего это такая честь? – Без воодушевления поинтересовалась я, промокая кожу полотенцем.
« Ну как же. Наглядно показала, на что способная плачущая девушка. Даже самые крутые парни не устоят перед женскими слезами».
- Иди к черту. – Устало посоветовала я, надеясь, что краснота глаз скоро пройдет.
Когда я вернулась на кухню, на столе меня поджидала вновь наполненная кружка с чаем. Учиха стоял у окна, спиной ко мне, задумчиво глядя в вечерний пейзаж. Я тихонько уселась на место, потянулась за своим чаем. Итачи будто и не заметил моего возвращения. Хорошо бы он не говорил ничего о произошедшем…
- Сакура. – Тут же раздался его голос. Я пила из кружки большими глотками, словно оттягивая свой ответ. – И что тебя останавливает? В чем же дело? –
- В нем…Во мне…Во всем! – Отозвалась я, глядя прямо перед собой. – Саске уже не тот милый добрый мальчик, какого я знала очень давно. Он холоден и жесток. Смерть родителей, популярность у девушек его совсем изменили, если не сказать испортили. Знай он, что я его люблю, он бы непременно разорвал нашу дружбу. Зачем ему еще одна влюбленная кукла? –
- Разве ты кукла? – Возразил Итачи – Ты его друг, близкий человек, ты знаешь его с детства, и он тебе доверяет. Поверь – ты ему гораздо дороже, чем все остальные, вздыхающие по нему девушки. К тому же, в отличие от их временного увлечения Саске, твои чувства настоящие, так? –
- Да ты философ. – Невесело хмыкнула я – Или романтик. –
- А может и то и другое. – Согласился он. – Сакура, неужели тебе не хватает смелости поговорить с ним? –
- Может быть. – Ровно отозвалась я, хотя кружка в ладонях подрагивала. – Ты не первый, и, думаю, не последний, кто советует мне просто с ним объясниться. –
- Так в чем же дело? – Повторил Учиха. Я молчала. В повисшей тишине слышно было тиканье настенных часов, где-то на улице прошелестела шинами машина, одинокая капля, сорвавшаяся с крана и ударившаяся о дно раковины, прозвучала как пистолетный выстрел.
- Знаешь, это полностью твое дело! – Заявил вдруг Итачи безмятежно. Он вернулся на свой стул и смачно потянулся. – Поступай, как считаешь нужным…Но если в ближайшее время ты не признаешься брату в своих чувствах…Я заберу тебя себе. – Я натурально захлебнулась чаем, прокашлялась и ошарашено уставилась на его непроницаемое лицо. Он же шутит, да? Или…говорит серьезно?
- И это ни к чему тебя не обязывает! – Усмехнулся он, вспоминая, с чего вообще начался этот трудный разговор. Я решила, что все-таки шутит и перевела дыхание. Конечно шутит! Глупо предположить, что я ему хоть зачем-то понадоблюсь…разве что порядок по выходным наводить.
Звонок телефона был неожиданностью для нас обоих. Я вздрогнула и сначала даже не могла сообразить, почему мелодия доносится из моего кармана. Однако вытащив сотовый, я остолбенела окончательно. Мороз продрал по коже и тут же сменился жаром. «Саске» светилось на экранчике. Первыми мыслями было « Ками-сама, он узнал!», однако сохранившиеся крохи разума напомнили, что Саске мой друг и может позвонить мне просто так. Лихорадочно замахав рукой Итачи, призывая его к молчанию, я глубоко вздохнула и поднесла средство связи к уху.
- Муси-муси? – Как могла беззаботно ответила я, внутренне содрогаясь, от собственного фальшивого голоса.
- Привет. Ты собираешься? – Без лишних сантиментов поинтересовался Саске.
- Эммм…Конечно! А куда? –
-??? Сакура, а не ты ли это всю неделю донимала меня просьбами сходить с тобой на выступление Ли и Тен? И что я слышу?! – В голосе парня я явственно слышала тонну сарказма.
- Хи, купился! Естественно я помню. – Заверила я, мысленно прикидывая за сколько сумею добраться до спортивного комплекса «МайГай» (Угадайте, с трех раз, как родилось это название в моем воспаленном мозгу… =-_-=). Признаюсь, я совсем забыла, что сегодня обещала быть в роли зрителя, однако до показательного выступления оставалось еще чуть больше часа, к тому же друзья выступали в числе последних, как одни из лучших учеников, так что я не волновалась, что могу опоздать. Гораздо больше меня занимал мой собеседник по ту сторону телефона.
- Может, за тобой заехать? – После короткой паузы предложил он.
- НЕТ! – Не помня себя, брякнула я испуганно.
- …Сакура, ты чего? –
- Я…Ну…просто недавно совсем рядом с нашим домом авария произошла. Настоящий кошмар, машины всмятку, водители пострадали… Я теперь ужасно боюсь, так что не приезжай, я доберусь сама. –
- Ну…ладно. – Согласился младший Учиха несколько недоуменно, видимо пытаясь переварить историю о мифической аварии. – Тогда до встречи. –
- Ага, пока. – Ангельски отозвалась я, отключила сотовый и только тогда позволила себе истеричное междометие, выявившее всю степень моего волнения. И тут же наткнулась на заинтересованный взгляд хозяина квартиры.
- Вон оно как… - Протянул он – Будь добра – объясни мне логику аварии возле твоего дома и твоего здесь пребывания. –
- Никакой. – Отозвалась я – Я соврала. И мне пора идти. –
- Это был Саске? – Догадался Итачи.
- Не важно. – Я машинально убрала со стола посуду. – Важно то, что через час я обязательно должна быть в одном месте, и это – не твоя квартира. –
- На свидание что ли позвал? – Хмыкнул Учиха.
- Да какое к черту свидание? – Я поспешно покинула кухню и договаривала уже стоя в коридоре. – Выступление. У моих друзей. И если я на него не приду…они покажут его позже…на мне! –
- Что за выступление? – Полюбопытствовал брюнет, прислонившись к косяку и наблюдая, как я обуваюсь.
- Восточные единоборства! – Мрачно отозвалась я.
-…Лучше тебе не опаздывать. – Саркастически подытожил парень.
- Вот и я о том же. – Я наконец справилась с босоножками и подняла взгляд на Итачи. «Чудесный» день наконец заканчивался, причем заканчивался поспешно и скомкано.
- Эм…ну, я пойду. – Неловко осведомила я. Юноша лишь едва кивнул, лицо вновь было непроницаемо.
- Сакура… - Раздалось, едва я повернулась к нему спиной, намереваясь открыть дверь.
- А? –
- Куртка. – Напомнил он, взглядом указывая на вешалку. Черт, я опять чуть было ее не забыла. Растяпа! Я поспешно сдернула ее и накинула на плечи.
- Спасибо. –
- Сакура! –
-Что? – На этот раз я обернулась, уверенная, что он вновь издевается. Итачи протягивал мне пакет. – Что это? – Не поняла я, взяв его в руки и заглядывая внутрь.
- То, ради чего ты встала сегодня так рано. – Усмехнулся он. В пакете лежала внушительная пачка бумаги для ксерокса. Я онемела. Про нее-то я вообще напрочь забыла. А он…он помнил. Позаботился. Купил. Проглотив очередное «спасибо», я улыбнулась.
- Ты прям как органайзер. Напоминаешь мне о тех важных мелочах, которые вылетают из моей дырявой головы. –
- Скоро деньги требовать начну за услуги. – Слабо пошутил брюнет. Я помолчала. Внезапно четкое осознание того, что я собираюсь уйти и навсегда забыть этого человека заставило екнуть что-то внутри. Зачем? Почему я так решила? Потому что мне приказал Саске? Он не прав!
- Итачи… - Помимо воли вырвалось у меня. Я смотрела на него не отрываясь, даже не моргая. Сердце забилось, как ненормальное. – Можно…мы…я…еще …когда-нибудь… - Голос предательски дрожал, не желая прямо сказать всего несколько слов. «Может, мы еще когда-нибудь увидимся с тобой?!». И ведь ты понял. Ты услышал не сказанное мною, прочел это в моих глазах. Но промолчал. Ты хотел, что бы я сказала это сама, прямо, а не ты вырвал эту просьбу из моих уст, так?
Я сломалась. Не выдержав, закрыла глаза, глубоко вздохнула, унимая дрожь во всем теле, и как можно беспечнее сказала – Ну, пока! – Щелкнула замком, выскочила из квартиры, будто бы боясь опоздать на мероприятие к друзьям. Пока. Именно пока, а не «до свидания», чтобы не давать ложной надежды на еще одну встречу когда-то, но и не пафосное «прощай!». Я не услышала шума закрывающейся двери. Может быть, звук моих быстрых шагов просто заглушил его…
Категория: По Наруто | Просмотров: 840 | Добавил: Sirena | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 2
 05.01.2011 - 15:49, написал Sirena
Рини, catty4

 04.01.2011 - 18:52, написал Рини
ААААА!!!!!!! Клас! Я просто в восторге! КАВАЙ! Не знаю почему, но я валялась под столом в тот момент, когда позвонил Саске! Он меня просто убил! Сирена, зайка моя, теперь я довольна! Вовремя выложила главу! catty6

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]