Вверх
Главная » 2010 » Сентябрь » 30 » Посмотри мне в глаза. Глава 1 (продолжение)
16:47
Посмотри мне в глаза. Глава 1 (продолжение)
Всю дорогу я неловко смотрела себе под ноги. Итачи тоже молчал. Все это – он, идущий руки в карманы, я, как бесплатное приложение к нему – вновь показалось мне до боли знакомым. Ну, знаете, как будто мучительно пытаешься вспомнить забытый сон, и хаотичные обрывки тебе ничем не помогают, а лишь дразнят. Уже темнело, стало прохладно, и я набросила свою джинсовую куртку на плечи.
- Эй, далеко еще? – Подала я голос, когда стала тяготится молчанием.
- Уже рядом. – Коротко отозвался он. Не глядя на меня, добавил. – Что, уже жалеешь, что согласилась? –
- Ни в этом дело. – Буркнула я. – Просто у меня еще дома дел по горло. – Некстати вспомнился бардак в моей комнате, который я так и не удосужилась убрать.
- Какая занятая личность. – Усмехнулся он.
- Секундочку! – Сама не зная почему, я остановилась и возмущенно уставилась на насмешника. – Это ты к чему?! –
- Ни к чему. – Спокойно сказал он. Голос был не громким, я стояла спиной к дороге, потому из-за шума пришлось напрягать слух, что бы расслышать его. – Просто констатировал факт. –
- Ах просто факт? – Меня уже потряхивало. За последнюю неделю, которую Саске что-то скрывал от меня, я зачем-то начала вспоминать прошлое и ко всему прочему нашла старый дневник, а Ино так развела меня с кафе, нервы мои, похоже, совсем расшатались. Так или иначе, я собралась сию минуту высказать все, что накипело, не обращая внимания на что-то за спиной, куда сейчас уставился Итачи – Так вот послушай!... – Парень внезапно отступил на несколько шагов назад, а на меня обрушился ледяной душ. Я задохнулась от неожиданности, отскочила от дороги и ошарашено уставилась на отъезжавшую уже очистительную машину, щедро поливавшую дорогу водой из цистерны. Кто-то на противоположной стороне засмеялся над недотепой, не услышавшей приближавшейся «поливалки».
- Эй, ты в порядке? – Тронул меня за плечо Итачи. Я в каком-то ступоре посмотрела на себя. Бриджи почти не пострадали, несколько мокрых пятен быстро высохнут на мне, а вот куртка вся промокла, так что с нее текло тоненькими ручейками. От легкого, почти неощутимого налетевшего ветерка я мигом продрогла. От обиды и не справедливости на глазах навернулись слезы.
« Ну вот, из-за такого пустяка глаза уже на мокром месте» - Фыркнула внутренняя Я.
- Ни черта я не в порядке! – Громко, почти крича, повернулась я к нему. – Я насквозь мокрая! –
- Я вижу. – Заметил он спокойно, но с ноткой сочувствия. Злость мигом испарилась, теперь накатила растерянность. Что мне делать? Идти так домой?
-Идем. – Брюнет взял меня за руку, повыше локтя и потянул за собой.
- Куда? – Все еще будто в прострации спросила я.
- Зайдешь ко мне, тут недалеко. У меня есть сушка. Не пойдешь же ты мокрая. Уже холодно, ты мигом простынешь. – У меня даже возражений на это не нашлось.
Через несколько минут мы и впрямь оказались у новой высотки. Подниматься не пришлось – на первом же этаже Итачи забренчал ключам, отпирая дверь.
- Проходи. – Бросил он через плечо, небрежно скидывая ботинки и скрываясь в соседнем помещении. Я неуверенно разулась. До меня наконец-то дошла нелепость происходящего.
«Ну, поздравляю, дорогая» - Ехидный голосок совести, названной моим же именем, не заставил себя ждать. – «Ты дома у незнакомого парня. Завтра(это в лучшем случае) твое тело найдут в какой-нибудь канавке… Хотя погоди, это НАШЕ тело найдут в канавке!»
- Снимай куртку. – Голова Итачи показалась в дверном проеме.
- Что?! – От неожиданности я, терзаемая сомнениями и внутренним голосом, вздрогнула. Итачи удивленно поднял брови.
- Нет, я конечно могу засунуть куртку в сушку вместе с тобой, но, думаю, лучше, если тебя в ней все-таки не будет. – Иронично пояснил он. Ругая себя за собственные страхи, я стянула мокрую джинсовку и передала хозяину квартиры, с которой он тут же снова исчез. Несколько секунд помявшись в прихожей, я все-таки прошла следом и оказалась в просторной гостиной. Большой мягкий диван посреди комнаты, за ним окно во всю стену, сейчас завешанное плотными шторами. Перед диваном журнальной столик, где-то сбоку тумбочка, на ней плазменная панель. На полу шикарный ковер.
« А мальчик-то небедный» - машинально отметила я, продолжая оглядываться. Слева приоткрытая дверь, разглядев там раковину, я предположила, что это кухня. Справа была еще одна дверь и лестница наверх, там, видимо спальня.
- Будешь что-нибудь? – из правой двери появился брюнет. Там слышалась какое-то жужжание, я сделала вывод, что это ванная, с работающей уже сушкой. Я хотела было отказаться, но желудок ненавязчиво напомнил, что за день не потребил ничего, кроме жалкого куска хлеба с сыром и молочной жижи, именуемой коктейлем, что вряд ли можно назвать правильным и полноценным питанием.
- Пожалуй… А что есть? – Скромно спросила я.
- Лапша быстрого приготовления. – Отозвался он, поднимаясь вверх по лестнице. – А вообще, загляни в холодильник, бери, что понравится. – Я изумленно уставилась на удаляющуюся спину. Мда, весьма гостеприимно. Хотя что я ожидала, ужин при свечах? Подавив смущение и остатки неловкости, я прошла на кухню. Если не считать гору посуды в раковине, здесь было прекрасно. Мебель, холодильник, посудомоечная машина, плита – все было новое и отлично подобранно, гармонично сочетаясь друг с другом. Я залезла в холодильник. Выбор здесь был еще уже, чем у меня дома. Правда тут действительно стояла лапша в коробочках, так же как и пюре, суп в пакетиках, пельмени, все в куче, и все – сплошные полуфабрикаты.
- Неужели, он только этим питается? – Ужаснулась я. С трудом нашла тарелку с кружочками колбасы. Желудок печально вздохнул, смирившись с принятием еще одного бутерброда. Минута ушла на поиск хлеба во всех этих шкафчиках и отделениях. В итоге нашелся он в том, что я приняла за микроволновку ( а может, это она и была). Я замерла, задумавшись, где может оказаться масло, решительно махнула рукой, и принялась накладывать на хлеб колбасные аппликации. Была бы дома, добавила бы майонез, сыр, кусочек помидорки или огурца, и поставила бы минутки на две в печку. Получается – пальчики оближешь!
« Тебе только самодельных гамбургеров не хватает. Сама уже – вылитый бутерброд, только розоволосый» - Хмыкнуло мое альтер эго. Игнорируя надоевшую мне свою вторую сущность, я занялась скромным ужином. Гора в раковине действовала удручающе, поэтому я отвернулась. Что-что, а мытье посуды – не самое мое любимое времяпрепровождение.
В две минуты с перекусом было покончено. Тогда же я услышала шаги спускавшегося Итачи.
«Вовремя. Думаю, куртка уже досушилась» - Подумала я, отряхивая пальцы и выходя из кухни. Брюнет стоял перед окном, глядя в щель между штор на темную улицу. Мое внимание привлекла не замеченная ранее книжная полка и куча сувенирчиков и безделушек на ней. Обожаю такие вещицы. Я прилипла к полке, восторженно оглядывая каждую мелочь и не решаясь взять ее в руки. Про себя я уже наметила путь домой и поняла, что быстрым шагом доберусь туда минут за двадцать. Надеюсь, мама не сильно злится…
Итачи что-то поставил на столик. Звук отвлек меня, и я вспомнила о времени и о том, где нахожусь.
- Итачи, куртка уже высохла? У тебя весьма мило, спасибо за приглашение, но мне пора, уже совсем стемнело… - Парень никак не прореагировал на мой монолог. – Эм, Итачи? –
- Видимо, розовые у тебя не только волосы, но и очки, через которые ты смотришь на мир. – Проговорил он, все еще глядя на улицу.
- А? –
- Ты сказала, что разбираешься в людях. – Напомнил он и, наконец, повернулся. Я вздрогнула – каменное, ничего не выражающее лицо, лед во взгляде. Он подошел ко мне, а я, оцепенев, даже не могла пошевелиться. Он внезапно ухватил меня за футболку, притянул к себе так близко, что мы почти коснулись носами, а в его черных пугающих глазах я видела свое отражение. – Глупая девчонка! Тебе разве мама не говорила никуда не ходить с незнакомыми людьми? О чем ты думала, когда согласилась прийти в квартиру к взрослому парню, вроде меня? – Я решительно ничего не понимала в смене его поведения, мне стало страшно от его вида даже больше, чем от слов. Странный запах почувствовала не сразу, а ощутив, перевела взгляд на стол. Там стояла почти пустая бутылка, похоже, коньячная. И в каком бы ужасе я не была, на лице моем не дрогнул ни мускул. Глядя ему прямо в глаза, я как можно спокойнее и увереннее проговорила.
- Итачи, ты пьян! Сколько ты выпил? Всю эту бутылку? Ты растягиваешь мне новую футболку и, если ты не перестанешь, я буду вынуждена тебя ударить! Хорошая пощечина приведет тебя в чувства, но, к сожалению, будет не безболезненной. – Он продолжал держать меня, голова чуть склонилась набок.
- Ты смотришь на меня. – Медленно проговорил он. – Ты можешь выдерживать мой взгляд. Другие всегда опускают глаза. – Мне показалось, это его злит, но отвернуться не могла. Продолжая пронзать его взглядом, я тихо продолжила.
- Ты сказал, у тебя что-то случилось, так? Что-то плохое. Теперь ты всеми силами пытаешься как-то отвлечься. Ты хочешь совершить что-либо, что поможет тебе забыть о происшедшем хотя бы на время. Но пойми – если даже ты сделаешь со мной то, что хочешь, это не принесет тебе облегчения. Это принесет новую боль мне, и тебе, когда ты протрезвеешь. От этого станет еще хуже. – Брюнет смотрел, и в глазах, кажется, мелькнуло понимание. По крайней мере, державшая меня рука нехотя отпустила добычу.
-Как ты… - Пробормотал он. – Я всегда читал чужие души, как открытые книги. Неужели, теперь я такая же книга? – Парень чуть пошатнулся и был вынужден опереться на мое плечо. – Похоже…я правда немного перебрал… - Он вновь покачнулся. Я попыталась его удержать, но сила притяжения оказалась сильнее, и мы вдвоем повалились на диван. Я забарахталась, стараясь выползти из под Итачи, частично мне это удалось – я смогла принять сидячее положение, но он продолжал грузом лежать на моих ногах. Прежде чем я успела предпринять что-то еще, брюнет собрался с силами и перевернулся на спину, так, что его голова уютно устроилась у меня на коленях.
- Хочешь знать, что у меня стряслось? – он говорил, смежив веки. Можно было решить, что он спит. - Я всего неделю как вернулся из заграницы. Я уехал туда учиться еще в младших классах. И сейчас, вернувшись домой, я узнал, что мои отец и мать мертвы. А единственный оставшийся близкий мне человек – мой младший брат – ненавидит меня. Ненавидит за то, что меня не было рядом, когда это случилось. За то, что ему одному пришлось перенести все эти страдания, в то время как я их бросил. Вот и все. У меня больше никого нет. – Его спокойный голос даже не дрогнул.
« Сакура…ты должна стать ему родной матерью» - Патетическим шепотом возвестила внутренняя Я. Ошарашенная признанием Итачи, я не услышала ее слов.
- Ты и это можешь понять, да, Сакура? – Спросил он с грустной усмешкой. – Знаешь, каково это – терять дорогих людей? –
- Знаю. – Тихо отозвалась я.
- Посмотри мне в глаза. – Попросил он. Я взглянула на его открывшиеся черные провалы. Слегка затуманенные алкоголем, они смотрели все так же пронзительно. Глядя в них всего несколько секунд, я снова и снова чувствовала, что меня будто затягивает в их глубь, что мне от них не оторваться. Что в них можно смотреть бесконечно, так же как на огонь или воду. Итачи глубоко вздохнул и вновь закрыл глаза веками, будто спрятался от меня.
- Удивительно… - Не в первый раз за сегодняшний вечер проговорил он. – Можно, я полежу так немного? -
- Можно. – Я села поудобнее.
- Приятно. – Не понятно про что сказал брюнет. Немного помолчал. – Ты сильная. – Это вызвало у меня невеселую усмешку.
- Вовсе нет. – Горько отозвалась я. – Никакая я не сильная. Я спокойно смотрю тебе в глаза, потому что у моего друга такие же. Когда он серьезен, рассеян, даже когда весел, его глаза продолжают быть холодными и пустыми, показывая, какое горе таится глубоко в его душе. А я ничем не могу ему помочь избавиться от него. Меня хватает только на то, чтоб быть рядом и вести себя так, будто ничего не происходит. Так что я слаба и труслива. – Снова молчание.
« Слушай, это судьба!» - Вновь не вовремя влезла внутренняя Саку – « У него личная драма, и у тебя свои тараканы в голове. Вы просто идеальная компания». Я задумчиво смотрела на спокойное, даже умиротворенное лицо парня. Не сразу до меня дошло, что он спит. Интересно, слышал ли он, что я тут несла? Я внезапно поняла, что мы просто два несчастных человека, волей судьбы оказавшиеся в одном кафе, а теперь еще и одной квартире. Что это просто случайная встреча, позволившая нам рассказать о своих проблемах вслух. Но по сравнению с его горем, мои терзания по Саске, моя жертва любовью во имя дружбы казалась несущественной и пустяковой. Неудивительно, что он топил реальность в выпивке. На меня неожиданно накатила волна жалости к Итачи, к тому, что ему пришлось пережить. Возникло совсем уж странное желание ласково погладить его по волосам.
«Конечно, погладь!» - Поддержала inner Сакура – «Одеялко подоткни, в щечку поцелуй, а можно еще куда. Рядышком приляг, чтоб ему не одиноко было… Давно тебе говорю – на хрен нам этот Саске???» - Я мысленно свалила на совесть наковальню. Похоже, попала. Сама не знаю, почему этот не раз за сегодня обидевший парень вызвал такое сильное чувство. Не ту позорную жалость – презрение к убогому, а жалость - сочувствие, когда хочется помочь.
« Угу, Мать – Тереза нашлась. Всем поможем, обогреем» - Невнятно проворчала пострадавшая. Интересно, у всех людей такое расхождение во мнениях со своим вторым Я, или это только у меня оно вконец обнаглевшее?
Несмотря на царившее во мне спокойствие и желание просидеть так хоть всю ночь, я осторожно, чтобы не разбудить Итачи, встала, подложила ему под голову подушку. Несколько секунд смотрела на него, укрыла небрежно брошенным на спинку дивана покрывалом.
«Интересно, он хоть вспомнит меня завтра, когда проснется?» - Почему-то подумалось мне, когда я уже натягивала обувь в коридоре.
« Конечно вспомнит!» - Заверила совесть, похоже, уже заклеившая шишку пластырем и снова готовая к боевым действиям – «Такую галлюцинацию даже после пьянки не забудешь!»
- Какая ты злая. – Устало отозвалась я, выходя из квартиры, бросая последний взгляд внутрь и захлопывая дверь. Замок отозвался щелчком. Прекрасно, значит автоматический.
« Злая???» - Внутренняя Сакура прям задохнулась от несправедливости. – « Да потому что прав этот парень. У тебя даже не очки, а розовые контактные линзы! Ты совершенно не готова к суровой реальности. Думаешь, вся жизнь построена на таких бесчувственных чурбанах, как Учиха, или таких, как этот Итачи? Да тебе просто повезло, что он прислушался к той чуши, которую ты ему несла! Другой бы на его месте тебя просто изнасиловал! И Саске, если бы воспринимал тебя хоть чуточку больше, чем друга, давно бы воспользовался твоей готовностью сделать для него все. Ты не понимаешь, что он даже девушку в тебе не видит?!!» - Она умолкла, приходя в себя после такой непривычно долгой речи, а я порадовалась, что иду по темной, не везде освещенной улице. Не маньяков и ночных хулиганов я боялась, а того, что кто-то может увидеть мои слезы.
Дома через двадцать минут я не была. Добиралась я не меньше часа, потому что срезать через темные переулки мне не горело, а светлой короткой дорожки прямиком к моей квартире еще не проложили. К счастью, обошлось без приключений. Когда я тихо открывала дверь ключом, я уже была готова к тому, что меня ожидает, но все-таки до последнего надеялась на чудо. Зря! Светлая прихожая встретила меня стоявшей со скрещенными руками на груди мамой.
- Привет, мам! Не спишь еще? – Жалко улыбнулась я.
- Да вот гадаю, чего наглотаться – снотворного или валерьянки? – съязвила она. Я потерянно вздохнула. Началось!
- Ты вообще на часы смотрела??? – Завелась с полуоборота родительница.
- Смотрела. Стрелочки и циферки, адский прибор. – Слабо огрызнулась я.
- Очень смешно! Безобразие! Ты говорила, что сегодня задерживаться не будешь! Я волновалась! У тебя завтра важная контрольная! У тебя экзамены на носу! И кстати, спасибо за чудесную уборку – твои вещи свалены в очень аккуратную кучу! – Мне всегда говорили, что я сильно похожа на маму не только розовыми волосами, но и неуемным темпераментом.
- Мам, ну прости! Я честно хотела убраться, но днем не успела и решила… -
- Правда? Честно хотела?! Ох, ну прям камень с души свалился! Только было бы неплохо, если бы твои благие намерения иногда воплощались в жизнь! – Перебила мама. Думаю, вам знакома подобная ситуация. Когда в споре с предками объяснять что-то бесполезно– вас не услышат. В такие минуты взрослым просто надо проораться. Лучшее, что вы можете – молча постоять и покивать, соглашаясь с тем, какой вы неблагодарный и сколько крови выпили из денно и нощно вкалывающего, что бы вас прокормить, родителя. Хотя, если бы я ела столько, сколько зарабатывает моя мама, я бы давно перегнал Чоджи по ширине.
Но сегодня у меня не было сил, чтобы стоя выдерживать этот натиск, и я, скинув обувь, прошла в свою комнату. Вслед мне несся карательный монолог, но я обращала на него внимания не больше, чем на работающий телевизор – вроде идет, но ты особо не вслушиваешься. Я устало стянула футболку, не выворачивая, швырнула на стул. Туда же полетели штаны, а я быстро одела домашние шорты и майку, цапнула первый попавшийся учебник и рухнула на кровать.
-…уважения! Я в твоем возрасте не перепиралась с матерью, а если… - Я надела наушники и врубила на полную. В ушах тут же раздалось агрессивный бой ударных, визг электрогитары. Я с облегчением почувствовала, что тело расслабляется. Многие знакомые удивлялись этой моей особенности – учить уроки и даже спать под музыку, причем далеко не классику. Но это и впрямь помогало мне концентрироваться, заряжало энергией и позитивом. Вот и сейчас, все мышцы и органы будто отзывались в том же ритме. Картину портила только мама, открывавшая теперь рот беззвучно. По мимике я поняла, что она о чем-то меня спрашивает. Нехотя освободила одно ухо.
- Что? –
- Я говорю, где ты была? И вытащи эти провода из ушей, когда я с тобой разговариваю! –
- Мам, я была с Ино. Просто мы не рассчитали время, прости. – Довольно резко отозвалась я, вовсе не надеясь, что после такого ответа от меня отстанут. Однако мама умолкла и удивленно посмотрела на меня.
- С Ино?... – Как-то рассеянно повторила она, и теперь уже я уставилась на нее недоуменно. Врать маме я не любила. Ну умолчать о чем-то, ну приукрасить. Но иногда по-другому не получалось. Вот сейчас, например, рассказать, что произошло по правде, с моей стороны было бы как минимум не разумно.
- Ну…ладно. – Проговорила она наконец, отворачиваясь – Это бесполезно. Если ты голодна – сделай себе бутерброд. И ложись спать, завтра рано вставать. – Я пялилась на мамину спину, пока она не скрылась в другой комнате. Что это с ней? Решительно не понимаю такой смены настроения! Потом сунула наушник на место, блаженно чувствуя, что вернулась к нормальной жизни. Будто все случившееся за последние несколько часов отходит на задний план. Это происходило вовсе не со мной, а с кем-то другим. Может даже с героиней какого-нибудь телесериала.
« К нормальной жизни говоришь? Снова сопли в подушку и охи-вздохи по своему обожаемому Саске? Тьфу! Смотреть противно! Эх, а тот траурный был ничего…» - Горестно вздохнула внутренняя Сакура, но я уже спала, уткнувшись носом в книгу. Последней мыслью проваливавшегося в сон сознания было:« В ближайшем месяце никаких бутербродов!»
Категория: По Наруто | Просмотров: 931 | Добавил: Sirena | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 3
 10.10.2010 - 10:06, написал Мин
Проду!!!

 01.10.2010 - 13:28, написал Рини
Итак, слушай мой приговор! Ээээ... Блин, даже сказать нечего... Ладно, пойдем по старой схеме...
Мне все ОЧЕНЬ понравилось! Но, какая-то Сакура уж через, чур, наивная. Пойти с незнакомым парнем к нему в квартиру, это слишком. Я внутренняя Саку мне очень нравится! Стервозность правит миром! catty7

 01.10.2010 - 02:06, написал АлексияАкацуки
catty7 Четко, всегда знала что Итачи алкоголик, а глаза у него красные с перепоя=)))

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]