Вверх
Главная » 2009 » Ноябрь » 15 » Глупая, и даже зная это, я тебя люблю.
21:10
Глупая, и даже зная это, я тебя люблю.
Мицуки молча расстегнула серебряное платье. Хината, как послушная кукла, нагая, скользнула в постель. Акамару лег на пол, поближе к хозяйке.
- Ко мне, Акамару, - позвала Мицуки. Пес не шевельнулся. - Хината! Прикажи Акамару уйти. Ему будет неприятно видеть то, что произойдет здесь.
Хината сердито посмотрела на нее.
- Ты боишься за собаку, а не за меня? Неужели все меня оставили? Акамару, не уходи!
- Ты себя жалеешь, вот и все. Когда все закончится, тебе уже не будет так грустно. - Она замолчала, потому что дверь резко распахнулась.
Саске влетел в комнату и захлопнул за собой дверь.
- Вот что, Мицуки! - сказал он. - Быстро уходи. К черту всех!
Мицуки усмехнулась и тронула его за руку.
- Ты хороший парень. - Она наклонилась к нему. - Не забывай о собаке.
Она похлопала его по руке. Он открыл перед ней дверь и снова затворил ее. Саске повернулся к Хинате и улыбнулся. Она села, и ее черные волосы водопадом заструились по простыне. Ее лицо было бледно, глаза расширились от страха. Суставы пальцев, прижимавшие простыню к подбородку, побелели.
Саске тяжело опустился на край кровати и стянул обувь.
- Мне очень жаль, что наша свадьба была не очень радостной, - сказал он, расстегивая пуговицы на рубашке.
Раздевшись, он лег рядом с ней и улыбнулся, заметив, что она старательно смотрит в сторону. Он протянул руку, чтобы дотронуться до ее щеки.
- Я что, такой страшный, что ты не можешь на меня смотреть?
И тут Хината ожила. Она выпрыгнула из постели и завернулась в простыню. Она прижалась спиной к стене, а удивленный Акамару подошел и встал перед ней. Девушка, не отрываясь смотрела на лежащего Саске. Его обнаженное тело, его мускулистые ноги, казались странным образом уязвимыми. Его грудь была еще мощнее, чем это казалось в одежде. Хината крепче вжалась в стену.
- Не трогай меня, - прошептала она. Медленно, проявляя исключительное терпение, Саске спустил ноги с кровати. Хината, пристально следившая за каждым его движением, поняла, что он воспринял ее вспышку как досадную помеху. Он прошел мимо нее к столу, где стояли графин, кубки и ваза с фруктами, и налил ей вина.
- Вот что, выпей-ка это и успокойся.
Она выбила кубок у него из рук. Тот пролетел через всю комнату и разбился вдребезги.
- Я не позволю тебе ко мне прикасаться, - повторила она.
- Хина, ты просто нервничаешь. Любая невеста боится первого раза.
- Первого раза! - взвизгнула она. - Неужели ты думаешь, что для меня это в первый раз? Я спала с половиной мужчин из нашего клана. Просто я не хочу, чтобы какой-то грязный предатель дотрагивался до меня.
Саске продолжал терпеливо улыбаться.
- Я не хуже тебя знаю, что все это ложь. Ты бы так не боялась, если бы уже бывала с мужчинами. А теперь, прошу тебя, расслабься. Да и что еще ты можешь сделать?
Она ненавидела его за это самодовольство, за свою беспомощность. Она все в нем ненавидела. Он стоял перед ней такой уверенный в себе. Даже обнаженный, он излучал силу. Внезапно Хината улыбнулась, потому что придумала, как согнать с его лица это самодовольное выражение.
- Акамару! - скомандовала она. Огромный пес колебался лишь мгновение, потом вскочил на ноги и прыгнул, стараясь достать до головы Саске.
Саске отпрянул, прореагировав еще быстрее собаки. Когда Акамару - рычащая масса с длинными острыми клыками - кинулся на него, Саске согнул руку и ударил кулаком сбоку по большой квадратной голове. Полет пса немедленно изменил направление, и он сильно ударился о стену, а потом сполз на пол.
- Акамару! - вскрикнула Хината и, уронив простыню, кинулась к собаке.
Пес попытался встать, но пошатнулся.
- Ты ранил его! - закричала Хината, взглянув на стоявшего рядом Саске.
Саске достаточно было одного беглого взгляда, чтобы убедиться, что с собакой все в порядке, потом его глаза устремились на Хинату. Разинув рот, он глядел на ее груди с розовыми сосками, на округлые бедра, на кожу, подобную атласу цвета слоновой кости.
- Я убью тебя за это! - вскипела девушка. Учиха был так поражен ее красотой, что не заметил, как она схватила лежавший на столе нож. Это был тупой нож, но с острым концом. Саске заметил блеск лезвия лишь за секунду до того, как оно должно было вонзиться в его плечо, и отпрянул, поэтому нож только срезал кожу.
- Черт! - сказал он, зажав рану рукой. Он вдруг почувствовал себя очень усталым. Между пальцев сочилась кровь. Он сел на кровать, убрал руку и осмотрел плечо.
- Оторви кусок от простыни, чтобы я мог перевязать его.
Хината не шевелилась, продолжая держать нож в руке.
Саске посмотрел на нее. Он словно пожирал глазами ее тело.
- Делай, что я сказал! - приказал он. Хина наклонилась и оторвала длинную полосу от простыни, остатки которой обернула вокруг себя.
Учиха не просил ее помочь. Затянув повязку одной рукой и зубами, он повернулся к собаке.
- Акамару, подойди сюда, - сказал он спокойно. Пес тотчас же повиновался. Саске внимательно осмотрел голову собаки и, увидев, что та не пострадала, погладил пса, и Акамару потерся головой о его руку.
- Хороший мальчик. А теперь иди-ка спать. - И Акамару пошел туда, куда указал ему Учиха, и улегся.
- А теперь, Хина, - сказал он с той же интонацией, - иди в постель.
- Я не собака, чтобы так быстро менять свои взгляды.
- Черт тебя побери! - сказал Саске, потом одним прыжком достиг ее и обхватил за талию. Он снял с нее простыню и бросил на пол. - Тебе придется научиться мне повиноваться, даже если для этого придется тебя отшлепать. Он перебросил ее через колено и надавал тяжелых болезненных шлепков по ее крепким округлым ягодицам, так что на них оставались красные следы.
Покончив с этим, Саске бросил ее на дальний край кровати. Он не обратил внимания на то, что у нее от боли на глаза навернулись слезы, и вытянулся рядом с ней. Потом обхватил одной рукой за талию и навалился бедром.
Мгновение Учиха лежал неподвижно, чувствуя прикосновение нежной кожи девушки. Он очень хотел заняться с ней любовью, но внезапно ощутил себя очень, очень уставшим. Неожиданно его охватило чувство удовлетворения. Он обладал ею, и она принадлежала ему на всю оставшуюся жизнь. Его мышцы стали расслабляться.
Хината неподвижно лежала под Саске, собирая все свое мужество перед тем, что должно было произойти. Ее ягодицы горели от порки, она изредка всхлипывала. Когда она почувствовала, что он расслабился, когда услышала его ровное дыхание, безусловно, говорившее о том, что он уснул, то вздохнула с облегчением. Ей стало очень обидно. Она попыталась отодвинуться, но тщетно. Поняв, что ничего не может поделать, она расслабилась. И почувствовала, что ей даже приятно ощущать прикосновение его кожи. Его плечо было тяжелым и сильным, и она опустила на него голову. Свечи оплыли, и Хината мечтательно улыбнулась, когда Саске поглубже зарылся лицом в ее волосы.
На следующее утро Саске проснулся очень рано. В комнате было темно и тихо, только слабый розовый свет проникал в высокое окно. И тут он ощутил запах Хинаты. Ее густые темные волосы были обернуты вокруг его руки. Ее бедра покоились между его ног. Он медленно глубоко вздохнул и посмотрел на нее. Когда она лежала вот так, спящая и расслабленная, ее глаза не метали в него молнии ненависти, ее опущенный подбородок был беззащитным, мягким и женственным. Он осторожно дотронулся рукой до ее щеки. Она была нежной, как щека ребенка, округлой и розовой от сна. Он погрузил пальцы в волосы девушки и наблюдал, как они опутывают его руку, словно побеги вьющейся розы шпалеру. Казалось, он желал ее всю жизнь. Она была его целью. Ему совсем не хотелось вырывать у нее удовольствие силой. Он так долго ждал, что теперь мечтал, не спеша насладиться ею. Саске был начеку, когда Хината открыла глаза. Он старался не делать резких движений, ничего, что могло ее насторожить. Большие глаза сапфирового оттенка в пол-лица, ему казалось, таких нет ни у кого на свете. Он коснулся ее плеча, скользнул по руке. Медленно поднял к своим губам ее пальцы и, положив один из них в рот, посмотрел ей в глаза и улыбнулся. Она смотрела на него с беспокойством, словно боясь, что он отнимет у нее нечто большее, чем девственность. Ему хотелось успокоить ее, но он понимал, что словами этого не сделаешь, что единственный способ - возбудить в ней ответное желание.
Он подвинулся так, чтобы освободить обе руки, и сразу почувствовал, что она напряглась. Одной рукой он держал ее пальцы, касаясь их подушечек языком и зубами, а другой провел по талии и стал ласкать бедра. У нее было крепкое тело, от упражнений мышцы стали жесткими и выступали под нежной кожей. Он почувствовал, как она резко вздохнула, когда он дотронулся до ее груди. Нежно коснувшись соска большим пальцем, он ощутил, что ее тело напряглось при его прикосновении, что она не расслабилась. Саске слегка нахмурился, поняв, что не может ничего добиться. Все его ласки вызывали у нее еще большую настороженность. Его рука скользнула с груди на бедра. Он склонил голову и поцеловал ее шею, потом пробежал губами по плечу и вниз, к груди, одновременно лаская ее округлое колено. Он почувствовал, что она вздрогнула от удовольствия, и, улыбаясь, переместился к ее левой груди, крепко обнимая Хинату за талию. Но девушка продолжала напряженно следить за его движениями. Нахмурившись, он отстранился. Лежавшая на спине Хината удивленно посмотрела на него. Он провел пальцами по ее виску. Волосы рассыпались, как водопад жидкого черного жемчуга.
"Она не такая, - подумал он, - не такая, как другие. Особенная, удивительная".
Саске улыбнулся ей и резко отбросил в сторону простыню, закрывавшую ее ноги.
- Нет, - прошептала Хината, - прошу тебя, не надо.
У нее были восхитительные ноги, длинные, стройные. По тому, как она затрепетала, когда он коснулся ее колена - а вовсе не груди, как он решил сначала - Саске понял, что ноги для нее являются источником огромного наслаждения.
Он сдвинулся в изножье кровати, глядя на нее, радуясь ее красоте. Потом наклонился вперед и положил руки на ее лодыжки, потом медленно провел пальцами по коленям и бедрам. Хината подскочила как ужаленная.
Учиха ехидно улыбнулся и снова провел рукой по ее ногам. Взял в руки ступню, пробежал губами по лодыжке. Он целовал ее колени, касаясь языком нежных изгибов.
Хината беспокойно зашевелилась под ним. Легкая дрожь удовольствия пронизывала ее тело, пробегая по рукам и плечам. Она никогда еще не чувствовала ничего подобного. Все её тело дрожало, дыхание участилось.
Саске резко перевернул ее на живот и поцеловал под коленом. Хината резко выгнулась, но рука Саске придавила ее к матрацу. Она спрятала лицо в подушку и застонала, словно от боли. Учиха продолжал терзать ее. Его руки и губы исследовали каждый дюйм ее чувствительных ног.
Он так сильно желал ее, что не мог больше сдерживаться. Он снова развернул ее, и их губы слились в поцелуе. Но Саске оказался не готов к силе ее страсти. Она вцепилась в него, как пантера. Ее губы, казалось, хотели высосать его всего. Он знал, чего она хочет, и понимал, что она сама этого не осознает.
Хината тянула его вниз, неудержимо скользя руками по его спине и плечам. Саске отстранил её, затем опустился, и её ноги сами раздвинулись ему навстречу. Она была готова принять его. Её глаза широко раскрылись, и она застонала, когда он вошел в неё, потом закрыла глаза, запрокинула голову и улыбнулась.
-Да, - прошептала она, - да, да.
Саске показалось, что сердце готово остановиться. Ее вид, ее произнесенные гортанно слова возбуждали его все больше.
Он ритмично задвигался, и она, не колеблясь, отдалась в его власть. Её руки ласкали его тело, гладили его бедра, и Учихе казалось, что он готов умереть от растущего в нем желания. Хината встретила его столь же страстно, сколь и он. Когда они слились в финальном взрыве, его сотрясла сильнейшая дрожь, способная, казалось, разорвать на части.
Он упал на девушку, весь мокрый от пота, и обнял так, что чуть не раздавил.
Хината не возражала против того, чтобы не дышать. Мгновение она думала, что умрет. Нельзя испытать такое и выжить. Она дрожала всем телом и чувствовала, что не в силах ступить и шага даже под страхом смерти. Она погрузилась в сон, обхватив Саске руками и ногами.
Проснувшись, она посмотрела в его довольные черные глаза. Солнечный свет заливал комнату, и она в мгновение ока вспомнила всё, что произошло между ними. И почувствовала, что краснеет. Странно, но сейчас она не могла даже представить, какие чувства заставили ее так распуститься.
Саске дотронулся до её щеки, его глаза смеялись.
-Я знал, что ты стоишь ожидания, - сказал он. Она отодвинулась от него. Ей было хорошо. Она чувствовала себя лучше, чем все последнее время. Это потому, что она осталась прежней. Провела ночь с мужчиной и не переменилась. Она по-прежнему ненавидела его, он по-прежнему был врагом. Невыносимым наглым хвастуном.
- И это все, что я для тебя значу, не правда ли? Для тебя я только девка, согревающая постель.
Саске лениво улыбнулся.
-Ты почти подожгла её. - он коснулся руки Хинаты.
- Отпусти! - резко произнесла она и, выпрыгнув из постели, схватила бархатный халат и ушла по направлению к ванной комнате.
- Глупая, и даже зная это, я тебя люблю….- сказал Учиха, вдыхая аромат оставленный ею на простынях.

Конец.

Категория: Яой/Юри/Эротика | Просмотров: 1047 | Добавил: Yuki_Cross | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]