Вверх
Главная » 2009 » Ноябрь » 26 » Bleach фанфик / Апорт, Ренджи!
11:42
Bleach фанфик / Апорт, Ренджи!
- Ренджи, что это?
Пять минут тому назад капитана шестого отряда отвлекли от раздумий подозрительные звуки, доносящиеся из сада. Выглянувшему на улицу Бьякуе представился его лейтенант, щедро поливающий из шланга громко лающее Нечто.
- Собака, тайчо.
- Я вижу, что собака. Что она делает на территории отряда?
- Он, тайчо. Это мальчик.
Собачина утвердительно тявкнула и принялась отряхиваться, окатив обоих тучей брызг. Бьякуя скривился, но самообладание сдержал.
- Ренджи, что этот пес делает на территории отряда?
Лейтенант смиренно потупил глаза.
- У него нет дома, тайчо… Я…я скоро заберу его отсюда.
Бьякуя покосился на немаленькую дворнягу. Лохматая шерсть немного подсохла и оказалась грязно-рыжего цвета.
- Ты решил завести собаку? Тебе Забимару мало?
- Забимару не против, тайчо… И…- ой! – спохватился Ренджи, - он же занпакто, а не домашнее животное!
…Ничего смешного… - внушал себе Кучики, тщетно пытаясь справиться с улыбкой. Растрепанный, вымокший, Абараи походил сейчас на мокрую курицу…вернее, петуха.
- Капитан, у вас зуб болит?
- Полчаса, Ренджи, - Бьякуя, наконец, пришел в себя. – Чтобы через полчаса здесь и духу не было этой…этого…
- Слушаюсь, тайчо!
Поработать в тишине не удалось – лейтенант матерился, собака оглушительно лаяла во дворе – ей надоело купание. Отложив кисть в сторону, Бьякуя задумался.
Итак, Ренджи отколол очередную глупость… С другой стороны, почему бы и нет? Бьякуя мысленно пожалел и лейтенанта, и собаку. И выглянул в сад:
- Ренджи?
- Да, тайчо?
- Чем ты будешь его кормить?
- Эээ…
- Я знаю, сколько ты получаешь. А эта псина, похоже, ест не меньше тебя. И, к тому же, кто будет следить за ней, пока ты на грунте?
- Я…не подумал, тайчо…
- Не подумал…
Бьякуя не договорил – пес уткнулся лбом ему под коленку. Растрепанный хвост мотался из стороны в сторону. И, сам того не желая, капитан произнес поворотную в своей судьбе фразу:
- Пусть поживет в отряде, что ли…

Тем же вечером случилось кое-что, послужившее поводом доброй дюжине шуточек Готей и окончательно разрушившее абараевский быт:
- Ренджи?
- Гав?
- Да, тайчо?
- А как Его зовут?- косой взгляд на лениво развалившегося пса.
- Никак. Пока. Еще не придумал, тайчо!
Через пять минут…
- Ренджи?
- Тайчо?
- Гав, гав! – отчаянное виляние хвостом.
- Куда подевались отчеты за прошлый месяц?
- В канцелярии, тайчо. Принести?
- Нет, не нужно пока…Ренджи?
- Гав?
- Слушаю, тайчо?
- Сделай чаю, пожалуйста. И, знаешь, что…
- Что?
- Кажется, я знаю, как его назвать…
Первой жертвой оказии пал Рикичи, не по доброй воле оказавшийся в капитанской приемной с кипой бумаг. К его ужасу, лейтенанта на месте не оказалось. Зато в кабинете тайчо горел свет и раздавались подозрительные звуки:
- Ренджи, журнал! Нет, не обувь, журнал! Умница, хороший мальчик…иди ко мне…
Любопытство пересилило осторожность - тихо, на цыпочках, Рикичи подкрался к кабинету. Прижался к щели – что же может вытворять капитан?
Капитан ласково трепал за загривок огромную рыжую псину. Псина умильно скулила и виляла хвостом…

Через неделю Абараи был уже не рад своей затее. Четвероногий друг успел сделаться достоянием и любимцем всея Готей 13, успев нагуляться на казенных харчах и подачках. Хозяином пес признавал исключительно Кучики, следуя за ним хвостом на все обходы и собрания. Собутыльники шутили, что четвероногий Ренджи скоро отрастит занпакто, достигнет банкая и заделается капитаном (пили за Комамуру). Забимару доходчиво разъяснил «владельцу», что будет, если в обезьяньей шерсти окажется еще одна блоха. Йоруичи, в очередной раз спустившись с дерева, куда ее загнал Ренджи-пес, выпустила когти на Ренджи-шинигами. А самое главное, нахальная дворняга безраздельно завладела вниманием капитана…
- Ренджи…
- Который из? – лейтенант из-за стопки бумаг.
- Который болтает много. Дежурные жалуются, Ренджи. Пес воет по ночам.
- Сегодня же заберу его в казармы.
- Ренджи, ты не будешь против…
- Чего я не буду против?
- Если он будет ночевать у меня в поместье.
Не вопрос, утверждение. Ренджи мысленно обругал везучего тезку.
- Пусть ночует, тайчо…

Пес и правда выл. На луну. Отчаянно, по-волчьи задрав голову, словно все инстинкты его диких предков норовили вырваться на волю.
Волки воют на луну из зависти и бессилия…Не в силах поглотить ночное светило…
Кажется, так. Память услужливо являла еще один болезненно знакомый образ… В любом случае, Бьякуе не нравился заунывный волчий вой.
Вот только…
Лохматый собачий хвост метался из стороны в сторону, стучал по доскам настила – Ренджи не хотел пожрать луну, не завидовал ее бледному свету. Она ему попросту нравилась. И ему очень хотелось понравиться ей.
- Она не спустится к тебе, - уныло сказал Бьякуя. – Лучше заходи внутрь.
И, уходя спать, оставил в седзи приоткрытую щель.
Через несколько минут, уже в постели, он ощутил на щеке горячее дыхание, а через секунду влажный язык осторожно прошелся по лицу.
- Отстань, Ренджи.
Ренджи отстал. Просто ткнулся носом Бьякуе в плечо, улегся рядом, задышав глубоко и ровно.
- Ренджи-Ренджи… - вздохнул Бьякуя, поворачиваясь на бок и зарываясь рукой в густую рыжую шерсть… - Спокойной ночи…

Нии-сама смеялся… Хрипло, будто с непривычки, смеялся, ероша пальцами золотистую шерсть на собачьем брюхе. Пес щелкал зубами в воздухе, притворно вырывался из-под рук, не позволявших перевернуться и встать на ноги… Нии-сама смеялся искренне и счастливо, как не смеялся никогда, сколько помнила его Рукия…
Правда, когда она поделилась своим наблюдением, нежась на солнышке вместе с Ренджи, тот вдруг смутился, потупил взгляд, стал рассеян и вскоре распрощался, умчавшись невесть куда…
И в расположение отряда в положенное время не явился.
- Ренджи?
Внимательный взгляд золотисто-карих глаз.
- Ты не знаешь, где шляется этот обормот?
Вздох…
- Он хороший, правда? Балда, но хороший.
Ренджи знает, что «он» хороший, но ответить не умеет, поэтому просто тычется носом в хозяйскую теплую ладонь; Бьякуя чешет собаку за ухом.
За окном царят густые, как масло, сумерки. В отряде тихо – разве что из казарм доносится беззлобная неразборчивая ругань…
Лейтенанта на рабочем месте не было с обеда. Это тревожило Кучики – субординацию Абараи-фукутайчо нарушал нечасто, но уж если нарушал…жди проблем (свежо предание... – авт.). Так или иначе, а на сердце у капитана было …неспокойно.
Пес тихо заскулил у выхода, зовя капитана домой. Бьякуя поднялся из-за стола. Если ему и суждено узнать плохие вести, пусть лучше это случится завтра…
- Ты сам сейчас как собака, - изрек Шуухей, передавая бутылку сидящей напротив Матсумото. – У тебя такой вид, что скажи тебе Кучики «апорт!», ты тут же помчишься и вернешься с косточкой в зубах…
- Сам в зубы получить не хочешь? – вспыхнул Ренджи. Обстановка, пропитанная алкогольными парами, грозила взорваться.
- Мальчики, не ссоримся, - улыбнулась Рангику. – Ренджи, а ведь ты и вправду ревнуешь. К собаке.
- Ни фига я не ревную, - возмутился Ренджи, - скажешь тоже…
- Сам думай, - Рангику потянулась за новой бутылкой, - плесни-ка еще. Уже месяц ходишь сам не свой. И все потому, что твой капитан завел любимчика…
- И называет собачку «Ренджи»…- томно протянул Шуухей, тут же схлопотав подзатыльник.
- Я в твои проблемы не лезу, - подытожила Рангику. – Просто тошно смотреть, как ты маешься. Как друг совет даю – разберись наконец с собой и с капитаном.
- И разберусь… - буркнул Ренджи, поднимаясь, - психологи хреновы…
- Точно разберется… - ухмыльнулся Шуухей, когда седзи закрылись с угрожающим грохотом.
В дверном проеме стоял его лейтенант – взъерошенный, помятый и, похоже, выпивши. Явился-таки.
- Капитан…- Ренджи сделал шаг вперед, чуть покачнулся, но равновесие сдержал. – Поговорить нужно.
Бьякуя приподнял бровь. Ни в голосе, ни во взгляде блудного лейтенанта хмеля не было. Зато было нечто другое, смутно знакомое и опасное.
Решимость.
Поговорить, значит…
- Присядь…
- Капитан…
- Присядь, Ренджи.
Жесткий тон подействовал – лейтенант смутился, стушевался, и уселся на стул.
- Я на многое могу закрывать глаза… - с расстановкой произнес Бьякуя, - кроме одного: когда ты нужен мне, ты должен быть рядом.
И мне все равно, с кем ты пьешь, с кем дерешься, или кто занимает твой ум так, что ты забываешь о работе…
- Моя личная жизнь вас не касается… капитан, - вызывающе приподнялся Ренджи…
- Сидеть! – взорвался Бьякуя.
В воздухе повисла опасная пауза.
- Сидеть, значит… - нехорошо осклабился Ренджи, опускаясь на краешек стола. – Как послушный пес, верно?
Мало того, что я таскаюсь за тобой хвостом повсюду? Мало мне твоего в жопу драного пренебрежения? Тебе нужно, чтобы тебе во всем подчинялись! Чтобы все было, как Кучики угодно, так?!
А если я не послушаюсь? Ударишь? Выдворишь на улицу? Лишишь жратвы? Я Не Дрессируюсь, тайчо! И укусить ведь могу!
Он не мог не заметить, как опасно потемнели глаза Кучики. А в следующий момент не понял, как сильные руки опрокинули его на стол, больно сжали плечи, не давая высвободиться. Корешок объемистой папки больно вжался в спину…
Ну так что же ты… - прошептал Бьякуя. - Кусайся!..

Ренджи-пес почесался, толкнул носом седзи и отправился на улицу – погоняться за бабочками.
Он был очень тактичной собакой.

Категория: Разные | Просмотров: 1404 | Добавил: Муген_Сан | Рейтинг: 4.1/7
Всего комментариев: 2
 15.01.2010 - 17:37, написал SunFlower
Ням-ням-ням...А прода будет?

 04.12.2009 - 11:19, написал Тсугуме
Так так так уже интересноооо)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]