Вверх
Главная » 2008 » Июль » 22 » Без названия
22:27
Без названия
Глава 1. «Ах эти грёзы…»

Самое начало весны… Как же нравилась Сакуре прохлада ещё коротких, ветреных дней. Ночами ветки деревьев были покрыты лёгкой изморозью, а воздух был таким колючим, что дышать ртом было невозможно. На вишне напротив дома Харуно уже появились первые почки. Этой сакуре было почти шестнадцать лет. Как и самой куноичи. Её посадили в день рождения девушки. Но судьбы их, увы, были разными… Поначалу обе цвели и тянулись к солнцу. Но года три назад одна вдруг зачахла, перестала расти и цвести. Эта Сакура сейчас уныло смотрела в открытое окно.
Тут плотная ширма нежно-розового цвета, заменявшая дверь в комнату, отодвинулась. В комнату прошла мама.
- Сакура, опять студишься? Хватит, однажды можешь серьёзно заболеть, а у нас ведь праздник на носу! – настойчиво сказала она, закрывая окно. В комнате стало душно. Розовласая девушка недовольно поглядела на мать:
- Мам, ты же знаешь, что я не люблю праздновать день рождения. А так же я не люблю духоту, - рука потянулась открыть окно. Но попытка тут же была пресечена.
- Иди вниз, ужин уже готов. Я проветрю твою комнату.
Сакура повиновалась. Она слезла с подоконника, зевнула, потянулась и вышла из комнаты. Почти бесшумно спустившись по лестнице, девушка легко проследовала к столу.
Ужин был замечательным. Вся семья потягивала чай и мирно беседовала. В основном разговоры касались Сакуры.
- Сакура-чан, тебе бы уже пора задуматься о парнях, - сказала мама, улыбаясь своей вечной, приятной улыбкой, - Я в твоём возрасте с отцом твоим познакомилась.
Девушка опустила голову и ответила раздражённым тоном:
- Мама, я выбрала себе иную цель. К тому же у меня полно работы. Цунаде-сама очень просила меня помочь в больнице. А остальное время ты уже знаешь – я на миссиях и тренировках, либо отдыхаю.
- Сакура, тебя настолько сильно ударил тот Учиха, что у тебя более нет никаких мечтаний? Хватит уже летать в облаках. Он тебя не был достоин, он предатель.
- Мама… Я давно его забыла, просто это явный пример того, что бегать за парнями – пустая трата времени. И вообще мне не приятно ворошить прошлое. Давайте поговорим о чём-нибудь другом.
- Ну ладно, тебе виднее, Сакура. Просто мне очень неприятно видеть, как ты проводишь свою юность в бесконечной работе, не замечая насколько прекрасна жизнь, -
сказала мать и повернулась к молчаливому главе семейства, заведя новый разговор. Сакура поднялась.
- Аригато, я пойду спать, - сказала она монотонно и зашагала по лестнице наверх.
Задвинув за собой ширму, Сакура вдохнула свежий воздух. После горячего чая ей стало, естественно, холодно, и девушка захлопнула окно. Она сняла одежду, облачилась в лёгкую футболку, которая ей была по колени и залезла под тонкое одеяло. Уткнувшись носом в свежую, мягкую подушку, Сакура провалилась в мир грёз.

- Что за место? – вскидываю глаза к небу. Небо цвета крови… И тёмно-алая земля. Огненое солнце садится за тоже красными скалами. Я стою посреди красной пустоши, словно смотрю на мир сквозь тонированные очки. Где-то там, к северу есть озеро, - говорит моё сознание. Откуда я это знаю? Вообще, почему всё такое настоящее? И почему я иду на север? Я же не хотела туда идти!
Вот, за следующим холмом показалась впадина. Чистая вода отражает небо и свет садящегося солнца… Я спустилась к водной глади, сняла перчатку с руки. Это не моя перчатка! Моя перчатка чёрная, а это красная, твёрдая, с зелёными вставками. Но то, что открыла эта перчатка приводит меня в шок. Тонкая рука с нежной кожей цвета персика. Длинные, покрашенные в ядовито-зелёный цвет ногти. Длинные пальцы… Это не моя рука!
Я наклоняюсь к воде и вижу себя иную. Я одета в прочный жилет, такой же как и перчатки, красно-зелёный. На бёдрах у меня защитные пластины и такая же юбка, подобная жилету по мотиву, материалу и окрасу. На ногах у меня сапоги, подобны они всей одежде, что есть на мне. Высокая платформа, замысловатые позолоченные узоры поверх зелёных и красных элементов весело играют в свете заката.
В моей правой руке, что осталась в перчатке, лежит длинный жезл. Он исписан пылающими знаками, которые я никогда не видела, но почему-то понимаю! Они носят боевой характер и значат определённые дзюцу (насколько я могу понять). Но главное, в жезле меня поражает другое. Этим другим является огромный зелёный камень, вокруг которого, будто притягиваясь к нему, как к магниту, летают семь осколков. Все эти камешки и главный окутаны зеленоватым сиянием чакры, насколько я понимаю, моей.
Я обращаю внимание на голову. Лицо… Не такой высокий лоб и более женственные черты. Прямо как я мечтала… Но дальше я не могу не открыть рот от удивления! Волосы цвета лепестка сакуры. Они уложены совершенно по-иному. Большая прядь чуть прикрывает правый глаз, делая мой взгляд таким… Таинственным, что ли? Длина волос больше, чем у меня, а ещё на голове нет повязки с символом Конохи! Но дальше я удивляюсь всё больше и больше! Левое ухо, что выглядывает из-под волос длинное, острое. А глаза… Глаза и мои и не мои. Зелёный цвет, но какой! Ядовито-зелёный, более того, мои глаза светятся! Они дышат чакрой, я не видела ничего подобного! А над ними идут две полоски светлых бровей.
Я и в ужасе и в восторге. Я и нравлюсь сама себе, но одновременно себя и боюсь. Я чувствую силу. Непередаваемое чувство! Как оно сладко. Я себе поражаюсь. Вот только осознание того, что это просто сон обижает меня. Я так хочу остаться такой навеки! Закрепить этот образ, чтобы смотря в зеркало улыбнуться себе. Чтобы видеть восторг в лицах знакомых. Чтобы Ино перестала унижать меня, в конце концов!
Меня мучает жажда. Оголённой рукой я черпнула воды из озера. Глоток. Совершенно безвкусная вода освежает. Ещё пара глотков утоляет мою жажду полностью. Но я не спешу покидать озеро. Я кладу жезл подле меня, складываю невиданные жесты, мало напоминающие печати. Вокруг руки крутится облачко энергии. Оно приобрело форму! Книга, с пожелтевшей бумагой и расписным переплётом сама раскрылась в моей руке. Всплыли зелёные закорючки, их я тоже вижу впервые. Это не иероглифы. Но я их понимаю!
Бесконечные строчки, местами подкреплённые изображениями, интересными для изучения гласили немного тяжёлую для восприятия вещь. Я поёжилась. Это было какое-то боевое дзюцу, подразумевающее изменение формы оружия (моё оружие, как я поняла – жезл, поскольку никаких кунаев или сюрикенов я не обнаружила). Иллюстрации показывали совершенно невероятные лезвия, отдалённо напоминающие мечи. Особенно мне понравилось огромное лезвие с чуть загнутыми внутрь концами, по форме напоминающее серп луны. Ребристая, со всевозможными рельефами, заточенная сторона была призвана рубить и кромсать плоть противника. Какая я кровожадная! Это не я!
Моя левая рука поднялась над изображением и текстом и сделала некое хватательное движение, будто схватила образ оружия и впитала в себя. Над книгой всплыло облачко с какими-то надписями и тут же растворилось.
Я встала, натянув на руку перчатку и подхватив жезл. О! Я чувствую новые знания, я ощущаю их мощь! Перехватив в другую руку своё оружие, я вспомнила рифмованные строки, что были написаны в книге. И сконцентрировала чакру в жезле. По телу прошёл приятный, покалывающий разряд энергии о жезл засветился. Сначала надписи и камень. Потом и вся его поверхность засияли и расплылись. А посмотрела на руку. На ней красовался щиток с затейливым рисунком, а по обе его оконечности были облачка чакры. Они приобретали форму того самого оружия! Я ликовала. Почему-то память выпихнула на первый план ухмыляющегося очкарика с пепельными волосами. Как его там? Кабуто Якуши? Да, он самый! Он тоже медик. Но самое интересное – он умел создавать «скальпели», которые состояли из одной его чакры. Я посмотрела на лезвия. Они приобрели форму острого оружия, но оставались призрачными. Это уже моё дзюцу. Я улыбнулась. Я не хотела покидать этот сон. Но вдруг земля пошатнулась. Видение поплыло, я оказалась во тьме.


Сакура лениво разлепила глаза. Её трясла чья-то нежная, но настойчивая рука. Перед глазами всплыло лицо самого родного человека. Мамы. Она обеспокоенно смотрела на дочь.
- Сакура! Ты уже полчаса не реагируешь на мои попытки поднять тебя! Хватит спать, твой завтрак уже остыл.
- Ксо, мама, у меня был такой замечательный сон! –
недовольно буркнула Сакура, поднимаясь с постели. Мама вышла из комнаты.
Сакура оделась в повседневную форму без особого удовольствия. Сон был будто наяву. Такой приятный, красочный сон! Девушка подошла к зеркалу и недовольно посмотрела на отражение. Потом она взяла расчёску и зачесала часть одной пряди своих розовых волос на правую сторону. И посмотрела на результат.
- А я и не замечала, что так мне гораздо лучше, - прошептала Сакура, разглядывая изменения. Лоб перестал казаться столь широким и большим. Настроение поднялось.

Девушка вышла из дома. Денёк был уже теплее, солнце грело по-летнему жарко, но ветерок снимал сиё впечатление. Куноичи хмыкнула и вприпрыжку пошла на мост – извечное место встречи команды номер семь…

Глава 2. Случайности

Удивительное утро. Просто удивительное. Сакура пришла первой на место, хотя солнце уже было достаточно высоко, да и Наруто, при всём своём разгильдяйстве, никогда не спал до полудня. Сай задерживался крайне редко, видимо у него вновь были проблемы с Корнем АНБУ. Какаши-сенсей был в своём репертуаре, посему вспоминать о нём было бессмысленно.
Но забудем о них и вернёмся к удивительному утру. Природа просыпалась, причём настолько быстро, что хаотичное пение пташек слилось в единое хоровое пение на партий так пятнадцать. И в каждом новом куплете одна птица таки выпадала из общей массы со своим неповторимым соло. Но звучала музыка весны приятно, при всей своей шумности и беспорядочности.
Небо было ярко-голубого цвета, который смягчали кое-где видимые, пушистые перистые облака. Рисунок их был незатейлив на первый взгляд. Но стоит присмотреться и добавить каплю фантазии, и они преображались в формы разнообразных предметов, одушевлённых и нет. Эти формы напоминали наброски, незаконченные рисунки. Если б на свете была такая кисть, была бы краска для небес – Сакура мигом бы раскрасила эти облака во все цвета радуги, так ей хотелось сочных красок. Её обычный повседневный мир был тусклым, монотонным, безрадостным. Он был таким уже три года. Сначала девушка плакала, отторгалась от замкнутого круга жизни, лишённой всякого смысла. Но потом выработалась привычка. И одновременно – почти полный иммунитет к праздникам. Скоро должен был быть её день рождения. Осталось полторы недели. Потом родители ей выделят деньги, подарят подарок и пустят собирать гостей на пикник.
Сакура улыбнулась. Прошлую свою дату она встретила вместе с Шизуне и Цунаде. И естественно две этих дамочки потащили её в бар. Там они выпили за здоровье Сакуры. И заставили выпить и саму девушку, приговаривая что она уже взрослая и ей можно. Тогда куноичи познала похмелье. Это было ужасно, и она поклялась более не допускать Пятую к выпивке по крайней мере на своём дне рождения.
Воспоминания растворились, на их место в сознание влез сон. Навящивая идея того, что небо должно быть красным удивила девушку. Но думать дальше ей не дал объявившийся Наруто.
- Эй, Сакура-чан! – юноша весело помахал рукой. Он не переставал называть Сакуру с приставкой. Хотя уже давно перестал штурмовать её сердце – Неджи сделал достаточно понятный намёк на чувства Хинаты. Узумаки был в неописуемом шоке, чувствуя одновременно вину и дикую радость.
В итоге дом старшей семьи Хьюга стал каждый день слышать вопросы и возгласы типа: «Хиаши-сан, а Хината-чан дома?», «Ханаби-чан, Наруто-кун что-то мне передавал?», «Неджи-ниисан! Наконец-то ты пришёл! Они меня достали!», «Хината-чан, хватит гонять Ханаби!»…
Заканчивались такие перекрикивания обычно тем, что Наруто приглашал Хинату погулять, и с их уходом наступала абсолютная тишина.
Блондин подбежал к куноичи. И его лицо мгновенно переменилось. Он внимательно рассмотрел новую причёску Сакуры. Молчание…
- Привет Наруто, - улыбнулась девушка. Ниндзя, до сих пор в ступоре, выдавил из себя что-то вроде «Придётся снова привыкать, даттебайо» и прыжком сел на деревянную периллу моста. Сакура едва хотела вновь погрузиться в свои мысли, но нет, остатки команды номер семь не заставили себя ждать.
Практически через пять минут разговоров по поводу почему Сай опоздал и что же будет сегодня команда делать, четверо шиноби двинулись к резиденции Хокаге. Про причёску Сакуры тоже разговаривали и решили, что быть чёлке на правом глазу, хотя сама счастливая её обладательница никого и не спрашивала.
Цунаде как всегда сидела в своём кабинете, за баррикадой из папок и стопок бумаг совершенно разного, порой бесполезного содержания, за одной из этих стопок можно было заметить полупустую бутылочку саке. Шизуне тем временем носилась между разными кабинетами, разнося поручения и документы. Вот снова из дверей кабинета вылетел вихрь в чёрном кимоно. За вихрем, недовольно хрюкая, побежала свинюшка.
- А, вы за миссией… - подняла глаза Хокаге и достала список заказов ранга B. Изучение данного свитка было недолгим, Цунаде практически мгновенно зачитала предлагаемую миссию вслух:
- Вот, пожалуйста: «Разобраться с мелкой группировкой воров на севере страны Огня. Награда – одна третья найденного в их схронах». Как вам?
- Цунаде-баачан! – с артистичной плаксивостью протянул Наруто, подмигивая Сакуре, - Вы не забыли?
Хокаге подняла глаза.

Около двух дней назад…
Пьяный в зюзю Джирая раздражал. Хотя и сама Цунаде была далеко не трезвой. Но для того, чтобы позволять этому извращёнцу настырно класть свою большую лапу на колено, а то и лезть целоваться она ещё не дошла. За Саннинами следили их скучающие ученики. Сакура и Наруто сидели по бокам от обоих, подперев кулаками головы. Трезвые подростки то тормозили кулак Хокаге, который наровил ответить на выходки извращенца, то выполняли волю грозной повелительницы слизняков и давали лёгкую отрезвительную оплеуху выше указанному субъекту. Действие сиё было формальным, чтобы Цунаде не обратила свой «праведный гнев» на всё и вся. Видя, что верная молодёжь так хорошо помогает, сдуру и сказала:
- Всё, теперь точно повышу вас обоих…и-ик…в звании, - икая и растягивая слова пообещала Хокаге. Джирая заржал. К его же несчастью Сакура и Наруто были настолько обрадованы новостью, что кулак пьяной Остолопки не поймали. Но оплеуху добавить не забыли. Обиженный саннин с синюшным фингалом под глазом мигом плюхнулся в пустую миску из-под рамена.
- Цунаде-баачан, мы Вам напомним как-нибудь о Вашем обещании… - сказал Наруто, радуясь, что наконец получит звание чуунина.
- Как весело получается, - подумала Сакура, - я теперь буду наравне с Неджи и Шикамару? С Какаши-сенсеем! Неужели я и вправду достойна этого? Было бы приятно…


- …Вы не забыли?
Хокаге подняла глаза. И схватилась за голову. Но потом подумала и решила, что ничего страшного нет в повышении ранга Наруто. Но Сакура…
- Тогда ваша миссия отменяется. Я буду проверять ваши способности. Завтра. Свободны, - скомандовала Цунаде, отметив, что никто не огорчён по поводу отмены задания.
Сакура остановилась на пороге, почувствовав на себе взгляд. Поворот.
- Сакура, останься, - сказала Цунаде, поманив к себе пальцем куноичи. Девушка подошла, - Сакура, тебе поблажек не будет, учти. Ты имеешь шанс отказаться от этого испытания, ведь если ты будешь недостаточно сильна – ты можешь пострадать.
- Нет, я не откажусь,
- утвердительно помотав головой, ответила Сакура. Хокаге вздохнула.
- Как знаешь… Тогда советую тебе подготовиться как следует. Ступай.

- Как же я устала,
- закрывая за собой дверь, выдохнула девушка. Весь день тренировок на износ показали, что до уровня джонина Сакура едва-едва дотягивает. Ноги подкашивались, об ужине не могло быть и речи, как бы не возмущался пустой желудок. Провожаемая сострадательно-похваляющими взглядами родителей девушка отправилась в свою комнату марш-ползком вверх по лестнице…
БУХ! Не раздеваясь, не накрываясь одеялом и натощак, куноичи уснула как убитая.

Я снова в этом месте. Я полна сил, не голодна и чувствую себя замечательно! Будто живу две жизни. Я стою у того самого озера, с тем самым оружием из энергии на левой руке. Будто нажала на «стоп», когда вернулась в мир реальный.
Я поворачиваюсь спиной к озеру и иду на юг. Мне что-то там нужно. Я знаю точно, что это что-то мне нужно.
Время идёт как-то непривычно, по-другому. Оно то растягивается, то летит столь быстро, что за секунду я не успеваю даже подумать. Но если так кажется в обычном мире, то здесь эта разница видна особенно ярко.
Я пришла. Красные скалы выделяются из тусклой равнины. На этих скалах стоит здание очень причудливой формы. Напоминающее гриб что ли… Круглые окна данной постройки разного размера и формы. Будто всё это строение делал маленький ребёнок, не имеющий понятия о распределении веса на стены и подобной тягомотине. Я шагаю по каменным ступенькам, останавливаюсь у двери, но не спешу толкать её. Без моей команды моя рука (я думаю, что моя) выделывает пальцами пару движений, будто чертя что-то в воздухе. Я вижу след энергии, который остался по траектории этих движений. Этот знак мне ничего не напоминает. Постепенно он придвигается к деревянной двери и впечатывается в неё. После этого дверь со скрипом уходит в помещение, пропуская меня.
Внутри жарко, очень жарко. Обшарпанные стены, кривой коридор и множество дверей. Я иду прямо, потом наверх. Подхожу к заляпанной какой-то дрянью дверью и с отвращением толкаю её. Хорошо, что эта гадость не липкая…
За прилавком сидит нечто. Почему-то я этому нечту не удивляюсь, удивляюсь себе.
- А, Сакура, - скрипучим голосом приветствует меня существо. А откуда Это знает моё имя? – Пришла за наградой?
Какой ещё наградой? Киваю. Надо же получить что-то, что является наградой…
Существо (а больше я не придумала названий, хотя вертится какое-то слово на «го») поднырнуло под прилавок. Через некоторое время появилась лапища, сжимавшая колбочку с какой-то жидкостью голубоватого цвета. Эта склянка перекочевала ко мне в руки. На этикетке неразборчиво было написано что-то на опять же неизвестном, но понятном мне языке. «Зелье неуязвимости»? Я с трудом представляю себе действие этого вещества, но явно это что-то полезное. Эх, завтра ведь оно мне бы очень понадобилось…
- Аригато, - говорю я. Гоблин (о! я вспомнила, как их называют, хотя никогда и не знала…) проводил меня внимательным взглядом.

Как же скучно мерить шагами каждый клочок этого красного мира. Сухая, потрескавшаяся земля нагоняла уныние. Я шла куда несли меня ноги. Уже не один километр я преодолела, скала со зданием скрылись за горизонтом. На фоне гор где-то далеко-далеко на юго-востоке замаячили цвета. Я почему-то перешла на бег. Мне туда очень надо? Да, надо готовиться к драке, пора вновь собрать то лезвие.
Я добралась до места за пару минут. То, что представилось моему взору заставило меня закричать. Правда на волю вырвался лишь слабенький писк.
Причиной моему страху была ужасная, неведомая миру тварь. Она заслоняла какое-то скопление чакры. И мне оно было нужно. Но как же страшно, отвратительно это создание!
Обтянутая красной, местами синей, сморщенной кожей, эта тварь не имела ни ног, ни глаз, ни ушей. Голова являлась лишь отростком, в котором зияла огромная дыра с именем рот. Два ряда жёлтых, длинных клыков, криво посаженных на челюсти, устрашали. Огромные лапы так и ждали, пока я подойду поближе, чтобы схватить, свернуть шею мне и сожрать.
Я боюсь, я так боюсь! Мне надо пройти мимо этой ошибки природы как можно быстрее. Но нет, это чудище уже меня заметило. Земля содрогнулась, когда огромная длинная лапа пролетела в полуметре от меня. Я успела увернуться, но что за скорость! Как такое существо вообще определило где я стою? Нет, надо перестать думать, иначе я попадусь. Думать ни о чём, думать ни о чём…
Монстр в замешательстве повёл безглазо-безухо-безносой головой. Будто не услышал ход моих мыслей. Но торможение сознание было настолько тяжело, что я поняла – просто ударить тварь, пока она меня не заметила.
Думать не словами, а картинками… Как тяжело! Вот я представила себе накопление энергии в лезвии, приказала исполнить это себе. Не глядя есть ли результат, я рванула на монстра. Ход мыслей восстановился и мне на встречу метнулись две здоровых лапы, но я сумела уклониться. Щека заныла. Это существо таки меня задело. Но неважно. Главное – снести ему башку до следующей контратаки.

Бам!


Сакура подняла голову с подушки. На наволочке красовался кровавый след. Забавно. Девушка дотронулась до щеки. Больно. На руке были капельки крови.
Куноичи подняла голову с подушки. На востоке красноватые цвета приподняли полог ночи, одним лучиком солнце послало капельку тепла. В комнате было сыро и холодно, благо что Сакура не разделась перед сном. Хотя одежда была грязной. Надо было искать другую форму.
Времени на подготовку и сборы было предостаточно, в такую рань все спали. Гардероб был бесполезен. Куча одежды, которая совсем не подходила для энергичного передвижения, многие вещи не были вообще ни разу не одеты... Выбор пал на более-менее приличный топ и бриджи красного цвета. Однако защиты как таковой не было.

Глава 3. И приятные случайности.

Вот и площадка для тренировок. Когда-то давно здесь был тест с колокольчиками… Наруто уже ждал у того самого столба. Этому экземпляру было достаточно всего одной ночи, чтобы вновь быть полным сил. Лёгкая зависть начала грызть Сакуру. Она подошла к товарищу. Его путь ниндзя был необычным. Он искренне верил, что когда-нибудь его мечта осуществится. И настолько безумно верил, что эта вера перешла и к куноичи. Наруто доказывал свою силу не раз. И не таким уж идиотом был. Это он был достоин ранга джонина, не Сакура.
- Привет, Наруто. Волнуешься? – спросила девушка, видя как её товарищ снова и снова активирует Расенган. Парень отвлёкся.
- А, привет Сакура-чан. Нет, ни капельки! Я выбью из Цунаде-баачан этот ранг, - блондин улыбнулся от уха до уха. И уже задал свои вопросы: - Сакура-чан, а почему ты не в своей обычной форме? Почему у тебя на щеке царапина и что за колба у тебя в руке?
Розоволосая девушка опешила от второго вопроса. Колба в её руке? Всё это время она сжимала в руке это зелье? Взгляд на правую конечность убил все сомнения. Потихоньку вспоминался сон. Какое-то полезное зелье, что вручило то странное существо, каким-то образом попало в реальность вместе с царапиной? Но если Сакура могла поцарапать себя во сне сама, то зелье она не могла сварить.
Девушка решила не рассказывать другу правду:
- Я поцарапалась спросонья. А колба… Я не знаю, просто нашла в шкафу дома. Вот думаю что с этим делать, это вроде не яд… - показательно открыв склянку и понюхав содержимое, Сакура и попробовала его на вкус. Сладкое масло? Вскоре половины жидкости не было. Верно зелье было рассчитано на несколько применений. Плотно завинтив пробку, девушка посмотрела на друга. Он ждал больших объяснений.
- У меня иммунитет к ядам, Наруто. Если после первого глотка меня тошнит – это яд. Но это не яд, причём что-то очень приятное на вкус.
- Сакура-чаан?
– протянул Наруто, - А можно я тоже попробую?
- Нет, пока мне не известны его свойства, -
отрезала девушка и посмотрела на солнце. Было около одиннадцати утра. Пора бы явиться Хокаге…
Но вспомнишь человека – он и появится. Легендарная Остолопка вышагивала по тропинке, как будто просто прогуливалась.
- Итак, команда номер семь, - командным тоном, без приветствий, начала Цунаде, выйдя на поляну, - Вы готовы пройти испытание на повышение ранга?
- Хай, -
одновременно ответили шиноби.
- Тогда определитесь, кто первый, - скомандовала Хокаге. Наруто сразу же посмотрел на Сакуру и кивнул. Куноичи поняла, что ей придётся прочувствовать всю силу своей наставницы и сделала шаг вперёд, незаметно кинув прямо в руки друга колбочку.
Бой начался без слов. Цунаде разрыхлила всю площадку своими кулаками. Сакура только уклонялась от ударов. Будто как в той тренировке на ловкость, когда ещё не обладая навыками медика девушка осознала, что блокировать удар Хокаге невозможно. Но для уровня джонина одного умения уходить от ударов не хватало. Осознание этого придало храбрости. Но использовать те же приёмы, что и противник – бессмыслица. Нужно было что-то новое. Новое? Новое! Оружие из чакры. Вырисовывая в сознании контуры своего лезвия, Сакуре удалось сделать призрачную копию того, что она использовала во сне. Но столь слабым, непрочным оружием невозможно даже разрубить ветку. Думай, думай, лобастая!
Вспомнился, почему-то именно Расенган Наруто, и что рассказывал блондин об этой технике.
- «Наполнить чакрой до предела…» Точно! – прошептала девушка, собирая всю энергию в руку. Левую руку. Глазу стали видны все мельчайшие контуры, а прозрачность почти сошла на нет. Цунаде с интересом наблюдала за импровизированным оружием своей ученицы. Но прекращать атаки не собиралась.
Сакура с трудом удерживала форму своего лезвия, припоминая, что во сне было гораздо легче управлять им. Намного легче. Согнув в локте руку, девушка прыгнула навстречу удару Хокаге, выставляя вперёд лезвие. Пан или пропал.
Две силы встретились. Площадку залило зеленоватым светом. Был отчётливо слышен хруст.
Цунаде и Сакура тяжело дыша стояли напротив друг друга, разглядывая повреждённые конечности. У Легендарной Остолопки помимо внутреннего перелома был отчётливо виден кровавый след от чего-то острого.
- Вполне неплохо, Сакура. Интересная идея. Но одной техникой ты мне ничего не доказала. Продолжаем! – сказала она и отпрыгнула в сторону. Преимущество было у Сакуры. Девушка была сильна обеими руками, в то время как её наставница была правшой. И теперь у Цунаде не было возможности хотя бы удобно схватить кунай. Выход из столь неприятного положения был весьма сомнителен. Хокаге Скрытой Деревни Листа не собиралась тратить всю чакру за день. Но положение обязывало. Она начала лечить руку, одновременно готовя к удару левую.
А Сакура получила шанс. Она рванула вперёд, на ходу складывая кое-как печать одной рукой. Ведь печати – упрощённый способ концентрирования чакры. Два теневых клона со здоровыми руками пошли в атаку на Цунаде. Бредовейшая мысль из всех возможных. Оба клона налетели на саннина одновременно. Бам! Одна лже-Сакура исчезла облачком дыма. Вторая, что подходила со спины вот-вот встретилась бы с участью первой, но складывала печати.
Левую руку любительницы азартных игр встретил не хлопок. Удар «пробил» девушку насквозь, но не выбил из неё ни капли крови.
В этот момент Сакура ощущала какой-то холод. Будто ветер свистел сквозь неё, как призрака. В ту же секунду она увидела удивление свое наставницы. Но куноичи не стала продлевать своё замешательство, а со всей силы ударила правой рукой с слабеньким «лезвием» по здоровой руке Цунаде. Хруст…

Три фигуры сидели рядом со столбами.
- Сакура, я тебя поздравляю. Ты сумела вывести меня из строя за какие-то пять минут и получить лишь один прелом руки. Я не могу отказать тебе в повышении ранга, у тебя есть своя тактика. Но…
- Да, Цунаде-сама?
- Что за холод я пробила вместо твоего тела?
- Эээ… -
Сакура нелепо улыбнулась. Говорить про эффект зелья, который она поняла, она не стала, - я не знаю, честно.
Наруто промолчал. Он держал за спиной склянку с остатками зелья.
- Наруто, - позвала Цунаде, - к сожалению тебе придётся соревноваться со мной позже. Через, этак, три дня, хорошо?
Блондин кивнул. Казалось, что он ни капельки не расстроен. Казалось. Сакура вздохнула.
- Цунаде-сама, но я ведь ещё не достойна звания джонина, да?
- Ну если говорить честно – и да и нет. Твоя новая техника ещё очень слаба, тебе очень тяжело её управлять. Я видела, как твоя рука пострадала. Она пострадала от твоего неумения фиксировать чакру и удерживать её. Ты сама ранила себя. Но мне ты кость тоже разбила, разрубив мою чакру. Мне интересно откуда ты взяла эту идею…

Повисло молчание. «У каждого фокусника свои хитрости». Сакура упорно не хотела ничего говорить, незачем пока что. Цунаде поднялась с травы.
- Поздравляю с получением ранга джонина, Харуно Сакура. До пятницы, Наруто, - сказала она и удалилась, с видом, будто ничего совсем и не случилось.
Напарники переглянулись и облегчённо выдохнули.
- Сакура-чан, это было то зелье?
- Вероятно, Наруто. Но тебе я его не дам, иначе Хокаге-сама заподозрит неладное. Кстати, колбочку-то верни, -
сказала куноичи, выставив руку. Блондин нехотя расстался со склянкой и встал.
- Поздравляю, Сакура-чан. Теперь ты джонин.
- Ну ты сам понимаешь, как я получила это звание.
- Всё равно! Рамен-рамен-рамен, даттебайо!
- Наруто, ты неисправим!


В Ичираку сегодня было полно народу. Все, что встретились Наруто и Сакуре по пути дружно бросали свои дела, поздравляли Сакуру и присоединялись «за компанию». Рок Ли всю дорогу орал про силу молодости, что он обязательно должен стать сильнее, чтобы не уступить Сакуре с Неджи и всё в этом роде…
Объевшаяся братия и новоиспечённый джонин в лице Сакуры с поломанной рукой... Картина маслом. До вечера девушку таскали по городу. А домой несли за руки, за ноги.

Девушка не спала. Она прижимала здоровой рукой к себе колбу, думая, что же она будет делать во сне. Надо было продумать план, прежде чем вернуться туда. Почему-то осмысление всего произошедшего за два дня пришло именно когда надо было возвращаться в мир из сна. Страх перед неизвестным. Совершенно странное чувство. Будто в самом разуме стоит барьер, стена, которую не пробить.
Ни причин, ни следствий...

Глава 4.

Нечем дышать.
Я ещё слаба с этим оружием. Я отрубила голову этой твари, но уже мёртвая его лапа сжимает меня стальной хваткой, не давая вздохнуть. Сейчас, только бы набрать воздуха и сконцентрировать чакру…
Есть. Тяжело и с хрипом вбираю воздух. Трансформировала посох назад и плюхнулась на холодную землю. Почему? Я же ничего не делала особенного.
Небо над головой стало бордовым, солнца не видать. Брр! Холодно, хотя одета я не так уж по-летнему. Странная сонливость накатывает на разум приятной волной. Нет! Так засыпать посреди пустоши нельзя! Но как хочется…
Соприкосновение с пыльной землёй и пустота…


Сакура сладенько посапывала, не видя более ничего, кроме темноты. Веки более не подрагивали, девушка не закусывала губу и не шевелилась.
Однако луна не считала нужным дать ей выспаться. Холодный свет заглянул в большое окно, бросая косые лучи на и без того миловидное лицо куноичи, делая из неё спящую красавицу, что опутана оковами неких чар. Она открыла глаза, повинуясь непонятному приказу. Непонятно куда ушла сонность, усталость, все чувства, доселе наполнявшие девушку. Пусто. Ничего. Один тупой приказ чьей-то воли – идти.

Свежий воздух и лунных свет. Ничего более. Свет этот не давал уйти с дороги, сбиться с пути. Сакура шла по пустой спящей Конохе, по сумрачным переулочкам, где невозможно было наткнуться на нежданного встречного. Зелёные глаза удивлённо оглядывались. Это была не Коноха, а какой-то очередной город, со стандартным набором: обшарпанные стены, помойки с падальщиками да пьянь… Нет, Коноха – вечно шумная, светлая, радостная…
Но для Сакуры давно поблёкли краски. Нет, конечно, она улыбалась, да так, что её улыбке завидовал Сай. У неё была фальшивая улыбка, но такая, что от настоящей не отличить. Разве что по зеркалам души – по глазам.
Ночь… Тихая, таинственная, таящая сюрпризы для того, кто нарушит покой тёмных улиц…

То самое место, где была сломана три года назад жизнь Сакуры. Где разбили на миллионы осколков её сердце и растоптали чувства. А сделал всё это один человек (хотя являлся ли он человеком?), мечтавший пролить кровь своего брата, как тот когда-то пролил кровь своих родных. Ради этого Учиха Саске отказался от столь близкого счастья, от дружбы, от своего будущего. Ради того, чтобы пойти по стопам брата, стать безжалостным убийцей, стать ужасом, о котором будут рассказывать непослушным детям, которого будут ненавидеть всюду… Сакура решила забыть о нём, будто его и не было никогда в её жизни. Но её мучил вопрос: что значило то спасибо? Неужели он не мог уйти молча, ведь он так готовил её к этому, ведя себя холодно, но она его продолжала слепо любить. Неужели Учиха хотел побуждать разбитое сердце девушки вспоминать того, кто его разбил?
Сакура села на скамью, на которую Саске когда-то положил её. А он ли положил? Он же не знает никаких человеческих чувств. Он никогда не улыбался, не смеялся. Что говорить о заботе?.. Девушка горько улыбнулась. Итог был ясен ещё три года назад: плевать на эту бездушную тварь, стараться забыть как страшный сон и не вспоминать. Не жалеть при встрече, презирать, как нечто низшее, ненавидеть, он – враг. А сердце… сковать льдом, засунуть за пять замков, любовь, желательно, искоренить, а ключ от сердца – выбросить.
Смешок. Командовать у куноичи получалось явно лучше, чем исполнять. И пусть ненавидеть и презирать получалось, но сердце болело, а любовь заперлась в нём, мучая, теша себя надеждой, что когда-нибудь станет взаимной…
Скупые слёзы сами катились из глаз. Рука собрала ткань, примерно там билось сердце. Больно… Слишком больно…

Прошла, казалось, целая вечность, пока заря не настигла Сакуру, спящую на каменной скамье в луже застывших слёз. Девушка открыла глаза. На ресницах болтались кристаллики застывшей соли. Она потёрла рукой немного покрасневшие от слёз глаза.
Домой идти не хотелось, да и особой нужды не было. Смахнув зевком последние остатки сна, Сакура пошла в город, чтобы купить что-нибудь, чем можно было бы заставить голодный желудок прекратить свою унылую монотонную песню.
Этим чем-то оказалось спелое зелёное яблочко. Девушка осторожно, стараясь не шуметь, не спеша ходила по просыпающейся Конохе, вкушая сладкий вкус фрукта.
***
- Что могло понадобиться Цунаде-сама сегодня? – думала куноичи, которую как раз оторвали от перекуса после тренировки вместе с Наруто. Она запыхалась. Мало того, что её загонял неуёмный джинчурики, так теперь ей на всех парах приходилось нестись по крышам Скрытой Деревни Листа по направлению к резиденции Хокаге.
Бах! Дверь кабинета чуть не отвалилась, когда Сакура достигла точки назначения, судорожно хватая воздух.
- Вы звали, - вдох, - Цунаде-сама? – спросила девушка. Хокаге как всегда сидела в окружении гор бумаг, потягивая… нет, не саке, а чай!
- Привет, Сакура. Не забыла про свой новый статус?
Куноичи сначала округлила глаза, потом хлопнула себя по лбу и чертыхнулась.
- Значит, забыла, - улыбнулась любительница саке, делая новый осторожный глоток из чашки, - Садись, будешь чай?
Сакура хотела было отрицательно помотать головой, но внезапно напомнившая о себе жажда сама усадила её на стул, поставленный прямо перед окошком меж стопок бумаг.
- Д-да, пожалуй… - протянула девушка. Она хотела начать объяснение причин своей забывчивости, но Хокаге прервала её. Полностью восстановленная рука вечно молодой Легендарной Куноичи придвинула фарфоровую чашку с ароматным чаем.
- Сакура, ты теперь джонин. А значит, что нам придётся перераспределять команды, - девушка отхлебнула чай (да, точно Ино подлизывалась…) и вопросительно подняла на наставницу глаза. Цунаде продолжила, - У нас в планах был полный перекрой команд по рангам. Ваша команда была изначально очень сильной благодаря силе Кьюби. И пусть Наруто был генином, зато тот же Сай – джонин. Отставание Наруто хоть как-то компенсировало такую существенную разницу, но теперь ты стала сильнее. И эту брешь надо устранять. Сакура, у нас было два джонина, ещё недостаточно опытных для того, чтобы брать учеников. Ты их хорошо знаешь. Это Нара Шикамару и Хьюга Неджи. Мы составляем из вас команду номер тринадцать, а оставшихся чуунинами перераспределим, - Хокаге прервалась, отпила и посмотрела на свою ученицу. Та сидела задумчиво смотря куда-то сквозь гору документов, обрабатывая полученную информацию.
- Ты можешь отказаться, - добавила Цунаде, откидываясь на спинку своего кресла. Девушка залпом выпила всё содержимое чашки и робко кивнула, подкрепив своё согласие тихим «Я согласна». Саннин поднялась над столом и извлекла из какой-то стопки не пойми чего новенький жилет джонина.
- Получи.
Этот жилет, как ни странно, был не огромным и бесформен
Категория: По Наруто | Просмотров: 766 | Добавил: Fleur | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 1
 04.08.2008 - 13:48, написал Ламина
а прода существует?

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]