Вверх
Главная » 2008 » Июнь » 7 » "Потому что ты - монстр"
19:53
"Потому что ты - монстр"

Самые нищие слои общества - это про семью Каджими. Отец старался помочь семье случайными заработками, мать выбивалась из сил, пытаясь одновременно подзаработать стиркой и готовкой для богатых, и уделить внимание пятерым своим детям. Каджими навсегда запомнила маму такой - немного грустной и усталой, сидящей на полу возле общей кровати своих детей, на которой вперемешку спали младшие и старшие. Тихо, чтобы не побеспокоить соседей по бараку, мама пела песенку про далекие края, где земля щедро напоена влагой и всюду, куда только ни посмотришь, растут цветы и деревья.
─ А почему у нас так мало воды в земле, мама? ─ спросила однажды Каджими.
─ Потому что здесь хозяева - ветер и солнце. У нас слишком много солнца и ветра. Боги, наверное, не хотели чтобы в этой земле жили люди, но людей стало много и жить приходится даже здесь.
Испепеляющая жара днем, страшный холод ночью и голод, бесконечный голод. Вот то, чем запомнилось Каджими детство. Однажды она даже попыталась выпрашивать еду в столовой для рабочих, но соседи быстро донесли матери и та жестоко высекла дочь, крича, что попрошайку никто и никогда не возьмет замуж. Правда порка вскоре сменилась на плач матери и женщина, обнимая дочь, принялась просить прощения у нее за то, что не может обеспечить ей достойную жизнь.
Когда Каджими исполнилось десять, она начала ходить на заработки вместе с матерью, пытаясь помочь ей в меру сил. В четырнадцать, девочка уже умела выполнять любую грязную работу - мыть полы в казармах или полоскать насквозь пропитанное потом и углем тряпье сталелитейщиков с завода. Но детский труд ценился в сущие гроши, а чем старше становились братья и сестры Каджими, денег требовалось все больше.
Однажды, обычным летним днем, таким же, как и тысячи других дней, мама подошла к Каджими и велела не идти на работу, а остаться дома и заняться ухаживанием за руками и ногтями.
─ Зачем? ─ удивилась девочка.
─ Через неделю приедет наш дядя, который заберет тебя с собой. ─ сказала мама, едва сдерживая слезы. ─ Он найдет тебе жениха, но кто возьмет в жены девочку с изъеденными порошком пальцами и ногтями?

Ошейник защелкнулся на шее Каджими, едва торговый караван отошел на пару миль от ее родного дома.
─ В общую цепь ее. ─ скомандовал «дядя», поигрывая ключами от ошейников. ─ Бить или морить голодом не нужно, она и так покорная, как овца. Наоборот, мясной похлебки ей дайте, пусть отъестся хоть немного. Эх, не заработаешь хорошо на детях нищеты, ну ничего, тысяч сто за посудомойку дадут. Прислуга в доме или рабыня на поле тоже вещь нужная.
Потом была целая неделя пути через песчаные дюны, Каджими безропотно плелась в хвосте колонны из таких же оборванцев, потом несколько дней караван болтался на борту большого парохода и только к концу второй недели путешествия Каджими впервые побывала на невольничьем рынке в городе Тидзу, страны Грома. Торговцы нахваливали товар, но в толпе зевак не слишком много находилось покупателей. Какой-то дядька, присматривающий служанку для своего сына, повертел перед собой Каджими и оттолкнул ее в сторону, переключив внимание на другую девочку.
─ Слишком взгляд тупой. ─ был вердикт покупателя. ─ Мне расторопная малышка нужна, а эта всю посуду на кухне перебьет, стоит только допустить.
─ Слышишь, овца, ─ торговец ткнул плетью в плечо Каджими, когда покупатель отошел. ─ В следующий раз - ешь глазами начальство! Понимаешь, о чем я?
Каджими рассеянно кивнула, торговец едва не плюнул и отошел в сторону.

Через несколько дней торгов, караван покинул город и, на первой же ночной стоянке…
Черные тени скользили, подбираясь к стражникам и обезвреживая их одного за другим. Спящих людей вязали, как солому, оглушая ударами кастетов тех, кто пытался сопротивляться. Каджими даже не услышала того, как охрану и торговцев повязали возникшие из тьмы люди, одетые в черные, плотно облегающие костюмы. Ни звона, ни вскрика не потревожили тишину.
─ А вот и товар. ─ двое из нападавших подошли к сидящим на цепи рабам и пинками начали поднимать людей на ноги. ─ Отличная добыча! Заполним все камеры на складах Орочимару-сама.
─ Кто это? ─ шепнула Каджими своему соседу по цепи, пока захватчики переключились на связанную охрану каравана и торговцев. ─ Бандиты?
─ Шиноби.
─ Шиноби?! А… а что с нами будет?
─ Смотря, чьи шиноби. Налобников со знаками принадлежности нет и лиц ни у кого не видно, чьи эти - непонятно.
─ Один из них сказал, что они - от Орочимару. А это кто?
─ Откуда я знаю? ─ разозлился дядька. ─ У них и спроси, если хочешь.
Каджими испуганно замолчала.
─ Вперед, бараны! ─ шиноби, которых было всего около полутора десятков, окриками и ударами древков трофейных копей погнали пленников и рабов в лес. Через пару часов бега, толпа из двух сотен людей очутились на морском побережье, где их уже ждал пиратский корабль, палуба которого была залита высохшей кровью.
─ Корабль захваченный, матросы - такие же пленники, как и мы. ─ услышала Каджими шепот между рабами. ─ Посмотрите, какие испуганные бегают!
─ Отчаливаем, быстро! ─ у рулевого весла расхаживал мальчишка, которому на вид было лет четырнадцать или пятнадцать. ─ Рабов - в трюм! Матросы, кто без дела стоит - лишний! Отдам людоедке без малейших колебаний!
─ Людоедке? ─ тихо пискнула Каджими и вдруг с неба на корабль спикировала чудовищная тварь с перепончатыми крыльями и кривыми лапами, на которых в свете луны блестели когти. При виде мерзостной горгульи, матросы забегали еще быстрее.
Трюм небольшого кораблика быстро переполнился и несколько десятков рабов вместе с обрубленной цепью примотали к центральной мачте. Перегруженный пират грузно отвалился от берега и десятка два весел ударили в воду.
─ Веселей работаем! ─ покрикивал мальчишка. ─ Самоотдача в труде - залог здоровья и жизни! Шевелитесь, пока живы!
Гребцы, выбиваясь из сил, работали всю ночь и все утро, только когда солнце высоко поднялось над водой и подул попутный ветер, захватчики смилостивились и позволили им уложить весла. Корабль переваливался с боку на бок на волнах, соленая вода перехлестывала через борт, засыпая людей брызгами.
─ Паршиво идем. ─ мальчишка-командир прогуливался по палубе, глядя на то, как людям раздают небольшие порции еды и воды. ─ Из графика можем выбиться. Сумако!
─ А? ─горгулья спрыгнула с мачты на палубу.
─ Добавь ветра в паруса, только мачту не сломай.
─ Корабль перевернется.
─ Этот дохлый тюлень давно бы затонул, если бы я не следил! Смотри только на мачту, остальное - моя забота.
─ Ладно, ладно. ─ вздохнув, крылатая бестия снова взмыла вверх и приземлилась на верхнюю перекладину мачты. ─ Никаких проблем.
Каджими, поглядывая на расхаживающих вокруг шиноби, протянула руки к раздающему еду рабу, но тот только развел руками.
─ А нету!
Каджими безропотно села на свое место, привычно подавив бурчание в животе. Соленые брызги обрушивались сверху и справа настоящим дождем. Девочка затряслась от холода.
Темная фигура заслонила солнце над Каджими. Мальчишка, командовавший на корабле, склонился над ней.
─ Эй, ты! Что скуксилась? Холодно?
Каджими испуганно посмотрела на него, боясь ответить.
─ Пфы. ─ фыркнул мальчишка и поднял руку, подзывая к себе одного из шиноби. ─ Принеси из капитанской каюты широкий гобелен, отдайте его этим людям.
─ Ясно. ─ шиноби умчался и через минуту вернулся с тяжелым, дорогим ковром, на котором была изображена какая-то из битв последней мировой войны.
─ Господин просил доставить ему людей, а не замерзшие трупы. ─ хмыкнул мальчишка, бросая ковер Каджими и сидящим рядом с ним людям. ─ В камерах будет тепло и сухо, питание три раза в день. Взамен от вас требуется тишина и беспрекословное подчинение. Вопросы есть?
─ Скажи, мальчик, что с нами будет? ─ шепнула Каджими, глядя на стоящую перед ней фигуру мальчишки.
─ Мальчик?! ─ хохот грянул со всех сторон. ─ Хорошо сказала, малышка.
─ Что ты там лепечешь, глупая овца? ─ один из шиноби, сидящий на бочке и жующий вяленую рыбу, едва не повалился на палубу от хохота. ─ Существо перед тобой, детка, не только не мальчик, а вообще не человек! Ты что, не чувствуешь его силу? Он же не маскируется, даже крестьянин должен почувствовать его ауру!
─ Прекратить смех. ─ Мальчишка взмахнул рукой, словно обрубая ей веселье своих подчиненных. ─ Возможно вы и не заметили, но вы смеетесь над ребенком, который едва ли когда-нибудь больше чем на десять метров удалялся от своего городка и не только не представляет себе истинную сущность шиноби, а вообще не знает о их существовании. Следовательно, в ее словах нет ничего особенного, а вот ваш смех - признак недалекого ума. Что нужно сказать?
─ Простите, господин…
─ Замечательно. ─ мальчишка повернулся к Каджими спиной, так и не ответив на ее вопрос.
─ Ты хорошо выдрессировал их, Кицунэ-чан. ─ крикнула сверху крылатая бестия.
─ Спасибо, Сумако-сан. Когда вернемся, займусь твоей дрессировкой, чтобы не зубоскалила, моя дорогая.

Часов через пять, когда солнце снова начало клониться к закату, прямо по курсу корабля показалась скальная гряда. Матросы и рабы со страхом смотрели на приближающиеся скалы, ожидая что корабль вот-вот повернет в сторону, но пиратское корыто, скрипя и треща по швам, все набирало скорость и неслось прямо на зубья торчащих из-под воды рифов.
─ Разобьемся! ─ завопил кто-то, и крики ужаса прокатились по кораблю.
─ Спокойно, бараны. ─ мальчишка презрительно оскалился. ─ Забыли, что нужны нам живыми?
Громадная волна, поднявшая корабль, плавно перенесла его не только через прибрежные рифы, но и через скалы, поднимающиеся за линией рифов и отмелей на высоту нескольких десятков метров. Раздался зубодробительный грохот и скрежет ломаемого дерева, когда корабль, мягко оставленный на берегу отхлынувшей водой начал ломаться под собственным весом. мачта повалилась и в своем падении едва не придавила троих рабов, по один из шиноби принял удар на себя и мачта, подхваченная руками здоровенного верзилы и когтями сидевшей на рее Сумако, была отшвырнута прочь как сухая тростинка.
─ Прибыли. ─ мальчишка-лидер соскочил на камни первым. ─ Дальше - пешком. Разгрузить корабль и построить всех в три шеренги! Матросов - к остальным рабам. Двигаемся, двигаемся! К рассвету мы должны прибыть на место, там и отдохнем.

Ночная пробежка потом долго возвращалась к Каджими в кошмарах. Окрики шиноби, подгоняющих своих пленников, бесконечная череда окружающих скал и предсмертные крики какого-то старика, который упал без сил и отказался бежать дальше. С неба спикировала Сумако и, схватив несчастного когтями, оттащила чуть вперед по дороге, где, приземлившись на большой валун, разорвала старика на части, с чавканьем пожирая вырванные у еще живого человека куски мяса и потрохов. Это зрелище подстегнуло рабов к бегу гораздо лучше, чем тысяча окриков.
К утру, как и предсказывал мальчишка-командир, среди скал пленники увидели, чернеющий в полутьме, низкий лаз в пещеру, в который можно было протиснуться, только встав на четвереньки.
─ Вперед. ─ Сумако, парившая в небе, спустилась к лазу и, сложив крылья, протиснулась в него первой. ─ Не ждите горячего и дружеского приема. Я уже сыта, но здесь нас ждут двое моих друзей, они еще весьма голодны.
─ Пошевеливайтесь, и никто не пойдет на корм людоедам. ─ выкрикнул все тот же мальчишка-лидер. ─ Быстро, быстро! Один за другим, не задерживаясь!
За несколькими поворотами пещеры появился вдруг широкий зал и четыре арочных выхода в коридоры, уводящие в глубь горы.
─ Мужчины от тридцати лет - крайний правый коридор. Подростки и дети мужского пола - второй правый коридор. Женщины от тридцати - крайний левый, а девочки - в соседний с ним.
─ А кто не знает своего возраста, куда? ─ жалобно промямлил какой-то из матросов пиратского корабля.
─ Тому я поменяю пол, ─ мальчишка вынул из ножен короткий меч. ─ Потом отрублю руки и ноги, а затем брошу здесь. Как кровь вытечет, людоеды заберут свой ужин. Выбирайте возраст сами и не лукавить! Никакой пользы все равно нет.
─ Что с нами будет? ─ Каджими умоляюще посмотрела на мальчишку. ─ Скажи мне, пожалуйста!
─ Можешь бояться. ─ мальчишка хмыкнул, вкладывая меч обратно в ножны. ─ Сама-то как думаешь?
─ Вы - работорговцы?
Мальчишка захохотал.
─ Мы - рабоубийцы. А хозяин наш - скромный ученый, пытающийся познать суть мира и обрести высшую власть. Ты послужишь ему, как сможешь. А теперь пошла, овца!

За сетью коридоров оказались клетки с десятками людей, которые смирно сидели, почти не двигаясь и не разговаривая. Говорить не разрешалось, не разрешалось даже обмениваться какими-либо жестами или красноречивыми взглядами. Разрешалось сидеть на месте, прогуливаться по клетке и есть. За нарушение дисциплины били, жестоко, уродуя лица и ломая кости. Несколько раз в сутки в тюремный комплекс заходила группа тюремщиков и забирала кого-нибудь из заключенных. Возглавляла тюремщиков всегда одна и та же молодая девушка в очках, почти девочка, с огненно-рыжей, растрепанной шевелюрой. Никто из тех, кого забирали, обратно уже не возвращался.
Каджими, вместе с двумя десятками других девочек, испуганно жались друг к другу в углу клетки.
─ Они убьют нас всех. ─ тихо шепнула Каджими одна из соседок, пряча свои движущиеся губы от стеклянных глаз телекамер. ─ На тех, кого забирают, один ужасный человек ставит опыты и люди умирают. Того человека зовут Конохским Потрошителем.
─ И нас тоже убьют?
─ И нас… мне так страшно!
─ Детская камера четыре получает предупреждение за разговоры! ─ рявкнули динамики голосом все той же рыжей девчонки. ─ Не искушайте меня произвести внушение!
Девочки пришипились, но не смотря на восстановившийся порядок, к их камере через десяток минут подошел отряд шиноби с черной одежде.
─Она еще здесь! ─ шедший первым, шиноби склонился, рассматривая дрожащих пленниц. ─ Орочимару-сама еще не успел переработать ее. Отлично! Карин-сан, отпустите с нами вон ту малышку. Буду весьма признателен.
─ Разрешение от Орочимару у вас имеется, можете забирать. ─ тюремщица открыла клетку и кивнула Каджими. ─ Выходи.
─ Я? Я… не хочу…
─ Кто тебя спрашивает? Ждать не буду, еще звук и вытащу силой!
─ Тетенька, не убивайте меня! ─ запричитала Каджими, пытаясь спрятаться за спинами других девочек, но те шарахались от нее, словно от чумной. ─ Пожалуйста, не убивайте! Я к маме хочу! Отпустите меня, пожалуйста!
─ Крикливый ребенок. ─ рыжая схватила Каджими, вывернула ей руки и вытащила из клетки, толкнув в руки алчно оскалившимся шиноби. ─ Приятно повеселиться вам, мальчики. Но выбора вашего я что-то не понимаю. У меня есть рабыни и покрасивее этой недоформировавшейся пигалицы.
─ Да, здесь есть настоящие красотки, ─ шиноби закивали головами. ─ Но эта овечка так потешно разговаривала с Кицунэ!
─ Она заговорила с оборотнем?
─ Приняла его за человека! Мы хотим теперь немного поиграть именно с этой дурочкой.
─ Ясно. Приятного вечера вам.

Коленки Каджими дрожали, пока девочка плелась по коридорам подземного комплекса лабораторий, окруженная пятью взрослыми и сильными мужчинами, которые косились на нее с улыбками плотоядных зверей. У порога открывшейся перед ней двустворчатой двери, девочка замерла и тут же получила в спину сильный тычок кулаком, бросивший ее на пол большого овального зала, служившего столовой для шиноби в подземном комплексе лабораторий. Каджими, больно ударившись ладонями и коленями, не сразу нашла в себе силы подняться.
На нее уставилось больше двадцати пар жадных взглядов. Покрытые шрамами, морщинистые морды, все как одно, лица шиноби носили печать злобы. Каджими, едва не теряя сознание от ужаса, обвела зал жалобным взглядом, умоляя не причинять ей вреда, но этот взгляд только сделал еще шире алчные улыбки шиноби.
─ А вот и наша новая официантка! ─ довольно прицыкнул языком какой-то тощий хлыщ, сидящий на краю одного из столиков. ─ Ничего так детка, уродка, конечно, но взгляд ее мне нравится. Эй, Харо, как ее звать-то?
─ Овцой звать и будем. ─ Шиноби, который высмотрел Каджими среди других девочек в клетке, приблизился к пленнице на расстояние шага и взял ее за ворот коричневого балахона, какие носили жители южных пустынь. ─ Вот только я не помню, чтобы овцы хоть где-нибудь расхаживали в тряпках!
В свете лампы сверкнул меч и, рассеченный вдоль спины, балахон Каджими сполз с ее плеч и упал на пол, оставив хозяйку совершенно нагой.
Хохот грянул со всех сторон, а девочка, прикрыв руками оголенные срамные места, съежилась и заплакала.
─ Вперед, Овца! ─ Харо толкнул девочку в плечо рукоятью катаны. ─ Принеси мне вина! И живее шевелись, соплячка!
Каджими с трудом сделала, один за другим, десяток шагов, подошла к столу у дальней стены зала и взяла из рук ехидно ухмыляющегося повара бутыль с вином и, повернувшись на месте, вдруг замерла.
У подпирающей каменный свод зала колонны, сидел за столом знакомый мальчишка, равнодушно поглощающий рис и мясо из большой плошки. Он не обращал внимания на веселье взрослых, которые во всю потешались над неуклюжими попытками девочки хоть как-то прикрыться от их взглядов.
─ Мальчик… ─ шепнула Каджими. ─ Помоги мне…
Мальчишка обернулся, взглянул на девочку и челюсти малолетнего шиноби, деловито перемалывающие рис, замерли. Смех в зале потихоньку утих и надежда на спасение затеплилась в сердце Каджими, но мальчишка, которого почему-то боялись здесь все, отвернулся и продолжил поедать рис, демонстрируя совершенное равнодушие к судьбе девчонки.
─ Что встала, Овца? ─ Харо взмахнул рукой и брошенный кунай, метательный нож, чиркнул по щеке Каджими. Боль обожгла девочку, по щеке потекла кровь. ─ Шевелись, скотинка тупая.
Каджими приблизилась к окружившим ее шиноби и протянула Харо бутыль, но вдруг сильный удар ноги под зад бросил нагую девчонку на пол. Глиняная бутыль выскользнула из рук падающей девочки и, ударившись о камень пола, с хрустом раскололась на несколько частей. Вино растеклось по камням кроваво-красной лужицей.
─ Посмотри, что ты наделала! ─ стоящий справа шиноби с силой ударил окованной железом сандалией под ребра пленницы и Каджими, задохнувшись от боли, упала на бок. ─ За это придется заплатить! Друзья, какую плату мы возьмем с нашей неуклюжей официантки?
Каджими схватили за руки и за ноги, вздернули вверх и швырнули на стол. Девочка закричала, сильно ударившись спиной, а шиноби вцепились в нее, выворачивая руки и прижимая к столу так, чтобы девчонка не могла бы даже попытаться отбиваться.
─ Раздвиньте ей ноги! ─ Харо смял руками детские грудки девчонки, намеренно причиняя ей боль. ─ Я буду у нее первым!
─ Помогите! ─ истошно завопила Каджими, извиваясь в попытках оттолкнуть от себя насильника. ─ Помогите, ну, хоть кто-нибудь!
─ Я справлюсь. ─ злорадно захихикал Харо. ─ Не бойся, у меня большой опыт!
─ Оставь ее в покое.
Голос мальчишки в один миг прервал хохот насильников, шиноби замерли, обернувшись к своему лидеру, который отставил в сторону полупустую плошку с рисом и поднялся из-за стола.
─ Сожалею, капитан, но у нас есть разрешение от Орочимару-сама. ─ Харо прищурился, зло скривившись и едва сдерживаясь от презрительного плевка на пол. ─ Или хотите оспорить его власть?
─ У вас есть разрешение от Орочимару-сама, но нет разрешения от меня. И у меня нет приказа позволить вам глумиться над пленницей. Я запрещаю. Или ты хочешь оспорить мою власть?
─ Ксо! В чем проблема, капитан? Вы не вмешивались, когда мы насиловали и убивали раньше, что же с этой девкой не так?
─ Дело в том, что я прекрасно понимаю скрытый подтекст ваших действий. ─ мальчишка приблизился к столу, на котором была растянута Каджими. ─ Этот ребенок обратился ко мне, как к человеку, ко мне, монстру, который, по вашему мнению, ничего человеческого в себе не сохранил. За это вы готовы ей отомстить. Назвала человеком того, кого вы боитесь и ненавидите. Признала меня, чудовище, как представителя вашего вида. Одно это вызывает вашу ярость и желание надругаться над дурочкой. Во истину, люди - грязнейшие из тварей.
─ Это не так, капитан! ─ Харо отступил на пару шагов. ─ Мы… я… случайно выбрал ее, клянусь!
─ Еще слово, и вы все поплатитесь за свое высокомерие, люди. Я доступно изъясняюсь?
Шиноби в страхе расступились перед мальчишкой, Харо отступил и склонил голову.
─ Вы даже желали, чтобы я видел ваши игры собственными глазами и трусливо не стал вмешиваться, убоявшись приказа Орочимару. Попробуйте подать жалобу хозяину. ─ мальчишка поднял с пола балахон Каджими и набросил его на плечи девочке. ─ Пленница отныне под моей защитой. Любой, кроме Орочимару-сама, кто посмеет причинить вред ей, получит адекватное наказание, вплоть до увечий и смерти. Вопросы есть?
Шиноби молчали, угрюмо глядя на лидера отряда. Мальчишка не обращал на их свирепую злобу ни малейшего внимания.
─ Пойдем. ─ он потянул Каджими за руку, но девочка, попытавшись встать со стола на пол, почувствовала, что ноги отказывают ей и едва не упала.
Мальчишка подхватил ее на руки, держа легко, словно на руках у него была не обессилевшая от ужаса девчонка, а пуховая подушка. Шиноби, стоящие вокруг, даже не попытались воспрепятствовать похищению у них живой игрушки.
─ Ничего не бойся. ─ сказал мальчишка, склонившись к лицу девочки, что сжалась у него на руках. ─ Они боятся меня, как саму смерть. Больше никто не причинит тебе вреда, малышка. Как тебя зовут?
─ Каджими… Ашино Каджими, господин. ─ прошептала девочка. ─ Спасибо… спасибо вам.
─ А мое имя - Кицунэ. ─ Мальчишка улыбнулся. ─ Просто Кицунэ. Не плачь, глупышка. Что теперь-то реветь? Все будет хорошо.


Продолжение следует...

Категория: Романтика/Драма | Просмотров: 861 | Добавил: Helen | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]