Вверх
Главная » 2009 » Декабрь » 23 » 11 жертв кууночи...
09:25
11 жертв кууночи...
11 жертв кууночи.

Глава 1

— Ты уверена в своём решении?
— Да. Почему ты меня об этом всё время спрашиваешь?
— Потому что мне терять нечего. Мне всё равно бы пришлось уйти – это лишь вопрос времени – ведь я последний боец Корня. А ты теряешь всё – почёт, перспективы, возможность встать во главе великого клана – теперь ты достаточно сильна для этого. Мне это трудно понять.
— Мне это не нужно. Зачем мне всё это, когда я одинока? Но я тебя не осуждаю за твой вопрос – твой разум и сердце едины, и первое всегда полностью властвовало над вторым. Хотела бы я быть такой, как ты, чтобы не чувствовать всего того, что разъедает мою душу…
— Не надо. Поверь мне – это страшно. Я наоборот, завидую тебе. Ты знаешь, какого это – радовать, любить, ненавидеть, бояться, плакать от обиды… А я даже от боли давно уже не плачу – разучился…
— Много всего перечислил. Много лишнего. Во мне осталось лишь ненависть. Ненависть ко всем разом и к каждому по отдельности! Я буду рада лишь тогда, когда они все будут мертвы.
— Тогда почему именно они?
— Они – все те, кто причинил мне боль. Или те, кто это поддержал. Это те, из-за кого я одна. Если бы мне хватило сил, я бы уничтожила тут всё и всех, но…
— Но ты можешь найти себе кого-нибудь другого – ты красива, умна.
— Не смогу. Он поддерживал меня все эти годы, пусть даже и не обращая на меня внимания. Давно хотела тебя спросить: почему ты мне помогаешь? Ты мог бы просто сбежать. Тогда бы тебя вряд ли преследовали – в Конохе много других проблем, никакими особыми способностями ты не обладаешь.
— Всё потому же – я пытаюсь вспомнить, что значит чувствовать. Ни Сакура, ни Наруто не смогли мне помочь в этом с помощью того, что они называют «дружба». Может, мне поможет твоя ненависть? Или наша работа в паре.
— И страх, от того что тебя преследует целая деревня?
— Это вряд ли произойдёт. В Конохе сейчас много других проблем – настоящий Пейн, Мадара, Саске. Кроме того, меня ищет АНБУ других деревень. И, тем не менее, страха я тоже давно не испытывал. Разве что во время первой встречи с Саске.
— Но ты был под защитой деревни…
— Все мои цели тоже были шиноби различных деревень. За их убийства на меня давно уже объявлена охота. Так что если я и жив, то это лишь моя заслуга.
— Понятно. Интересно, как скоро нас найдут?
— Не скоро, а, возможно, и никогда. Я хорошо знаю все приёмы АНБУ и неплохо клана Инузуки.
— Значит, через некоторое время мы сможем напомнить о себе?
— В Корне меня учили сначала выполнить одно задание, а потом уже думать о другом.
— Ладно. Так когда?
— Через два дня – в субботу. Будет как раз новолуние. Кроме того, сегодня Цунаде наконец-то получила заказ из страны Сна об уничтожении тех бандитов. Как раз перед тем, как уехать на Совет Пяти Каге. Изначально планировалось, что она дождётся Гаару с братом и сестрой, но они задержались в пути и прибудут в деревню только послезавтра. Так что этой ночью я смогу подменить бумаги Пятой без каких-либо проблем и отправят тех, кого ты хочешь. Но их должно быть трое. Кого поставить третьим?
— Без разницы. Главное, что все те, кому я хочу отомстить, остались в деревни.
— Хорошо.
— Кстати, ты уверен, что они не пострадают? Эти двое – единственные, кто мне помогал долгие годы.
— Уверен. Я видел эту банду – простая шайка головорезов. Киба или Шино перебили бы их даже в одиночку.
— Вот тот яд, что ты должен будешь подмешать Шикамару. Убивает без мучений за три-пять секунд. При этом с поверхности он смывается только горячей водой. Правда, смертельная доза относительно велика. Зато практически не испаряется и не обладает ни цветом, ни запахом, хотя и имеет слабый привкус.
— Хината, за что ты хочешь его убить? Он вроде тебе ничего не сделал.
— Из-за него Куренай-сенсей стала меньше времени проводить со мной. Раньше я всегда могла прийти к ней, рассказать о своих проблемах, поделиться самым сокровенным. А теперь с ней всё время этот Нара.
— Но он выполняет последнюю просьбу своего учителя.
— Он просил лишь позаботиться о ней, а не проводить с ней всё свободное время. Она даже начала учить его своим техникам! Куренай-сенсей я не осуждаю – Шикамару любимый ученик самого близкого ей человека и, находясь рядом с ним, она как бы приближается к Асуме-сенсей.
— Ясно. Тогда третьим в группу я поставлю Чоуджи. Он много времени проводит с Шикамару и может нам помешать.
— Хорошо. В ту ночь ты должен будешь влить этот яд к нему в чашку, чтобы отравился только он. Он всегда с утра пьёт кофе, чтобы проснуться, так что проживёт не намного дольше остальных. И можешь особо не бояться: в том крыле живёт только он, а спит Шикамару крепко. Чашку он обычно ставит на свою прикроватную тумбочку.
— Мои уроки не прошли даром – ты всё рассчитала.
— Есть одна проблема.
— Какая?
— Мой отец. Он заметил, что я изменилась, и стал ко мне присматриваться. Мне кажется, он мне не доверяет. Кроме того, он хорошо чувствует эмоции. Мне с трудом удаётся сдерживаться, но, боюсь, я не смогу сдержать себя через два дня. Он может почувствовать мою ненависть к нему и тогда нам с ним не справиться!
— Ясно. В таком случае его убью я.
— Хорошо. Значит через два дня.
Два силуэта бесшумно растворились в темноте.

Глава 2

Хината вернулась к себе домой и сразу же легла спать. Ей начал сниться кошмар, мучивший её уже полгода.

Она возвращалась с очередного задания вместе с Сакурой и Тентен. Нужно было уничтожить банду, промышлявшую нападением на девушек. Поймать этих идиотов на живца было проще простого, так что задача была быстро выполнена. В тот день была великолепная весенняя погода. Солнце уже успело высушить все лужи, но ещё не настолько прогрелось, чтобы было жарко. Девушки решили зайти в кафе, открытое не так давно в Конохе и перекусить. Во время обеда они были веселы, только Сакура время от времени становилась задумчивой и тихой. Тентен и Хината пыталась развеселить её в такие минуты, и это им удавалось, но лишь на время. Неожиданно Хината почувствовала, что ей становится тяжело дышать, но не из-за какого-либо дзюцу, а просто так. Какой-то червячок опасности, рождённый в интуиции, начал точить её. Как и всякий ниндзя, она привыкла верить этому чувству. Девушка даже незаметно активировала бьякуган и осмотрела всё вокруг себя на максимальное расстояние, которое позволяли её возможности, но ничего подозрительного не обнаружила. Всё было как обычно – несколько десятков человек по одиночке и парами ходили по улицам, часовые были на своих местах, несколько студентов Академии тренировались в зале в метании кунаев.
— Хината, что случилось? Зачем ты включила бьякуган? – неожиданно спросила Тентен.
Хината испуганно прекратила технику и поспешно ответила:
— Нет, всё в порядке. Просто во время боя мне показалась, что с ним что-то не так, но я ошиблась – Хината выдавила из себя улыбку. Она попыталась успокоиться и унять волнение, но ничего не получалось. Тентен ещё некоторое время продолжала пытаться поддержать разговор, но, видя, что девушки совершенно ушли в себя, предложила пройтись. Буквально вытолкав их на улицу, Тентен быстро вернулась и расплатилась по счёту. Вообще-то сначала предполагалась, что сумму все разделят поровну, но она понимала, что с её напарницами что-то не то, и решила не приставать к ним с подобными вещами. На улице она снова попыталась их разговорить, но если Сакура и пыталась какое-то время поддерживать разговор, то Хината отвечала невпопад или вообще молчала. Ей было не до Тентен – её опасения нарастали и перешли уже практически в панику. Её шестое чувство просто кричало о том, что скоро должно произойти что-то страшное. Тентен в очередной раз попыталась привести девушек в чувство.
— Да что с вами двумя в конце концов?! Мы отлично выполнили задание, сегодня такой замечательный день. Что такое?
— Тентен, ты не знаешь, как там Наруто? Я слушала, что его отправили на опасное задание, – тихо спросила Сакура.
— Я слышала в кафе, что вроде бы он вернулся, а что? Хотя понимаю – он ведь твой напарник. Хината, а с тобою что не так?
Хината её не услышала вопрос. «С Наруто всё хорошо, Тентен не могла ошибиться, с ним всё в порядке» — мысленно повторяла девушка, пытаясь успокоиться.
— Значит так! Вы сядьте вот сюда, в тенёк, на лавочку, и посидите, а я сбегаю к Хокаге, быстро доложу о задании и сразу же вернусь сюда. А потом мы попытаемся вас развеселить, хорошо? – с этими словами Тентен едва ли не силой посадила своих напарниц на скамейку и быстро убежала, пытаясь понять, что такого произошло с Хинатой и Сакурой.
Несколько минут девушки сидели в тишине. Над их головой пели птицы, недалеко раздавался детский смех, но обе куноичи не слышали этого. Каждая из них была поглощена своими мыслями. Из-за этого они обе пропустили момент, когда к ним подошёл Наруто и сказал:
— Сакура, привет. Сакура, мне надо тебе кое-что сказать…
Хината подняла глаза на Узумаки. Его правая рука была полностью замотана в гипс, а на правой половине лица виднелись следы когтей. Сердце Хинаты бешено забилось, но она собралась с духом, чтобы не упасть в обморок, и тихо пролепетала:
— Я тогда пойду, а вы тут поговорите, — Хината встала со скамейки и сделала вид, что уходит. На самом деле девушка затаилась за ближайшим деревом. Наруто как обычно не сдерживался, и говорил в полный голос, так что всё было отлично слышно, а тень от кроны позволяла наблюдать за ними обоими. Парень был необычно смущён, он странно мялся и сильно нервничал. Наконец, он сосредоточился и начал говорить:
— Сакура, ну, понимаешь, на последней миссии меня едва не убили, и в тот момент я решил – если выживу, я должен буду сказать то, что хотел сказать тебе уже давно. Сакура…
Наруто неожиданно опустился на одно колено, встал, взял в свои руки ладони девушки, отпустил, глубоко вздохнул и быстро произнёс:
— Сакура, я тебя люблю. Люблю очень сильно и уже очень давно.
Харуно резко встала, и, глядя в глаза парню, произнесла:
— Прости, меня Наруто. Все эти годы я была слепа. Я всегда любила Саске, но время изменило меня. И теперь я могу честно сказать тебе: я тоже тебя люблю!

В этот момент Хината проснулась. Она посмотрела на небо, и по положению луны поняла, что ещё только первая половина ночи, и что ей предстоит пережить этот кошмар ещё два, а то и три раза за ночь. С тех пор она не высыпалась: стоило ей заснуть, как приходил этот кошмар, один и тот же сон, показывавший ей самый страшный момент её жизни. Но стоило прийти ночи, как она засыпала. И если раньше ей ещё удавалось хоть изредка, но перебороть свой ночной сон, то с тех пор, как к обычным её тренировкам прибавились и тайные тренировки с Саем, она спала не только ночью, а вообще при каждой возможности. И каждый раз она видела этот кошмар. Чтобы хоть как-то отвлечься и подольше не засыпать, куноичи принялась вспоминать то, что произошло после признания Сакуры.

В тот момент её словно обожгло. Вся эта сцена очень больно ударила по ней. Значит, всё это время Наруто любил Сакуру! Все её чаяния, старания, мольбы были напрасны! Хината вскочила и побежала прочь из Конохи в своё любимое место в лесу. Это был достаточно крупный шалаш, но он находился в стороне от основных путей и тренировочных площадок и был очень умело замаскирован, так что лишь она знала про это место. Когда-то давно Киба и Шино соорудили его для раненой на задании Хинаты, когда неожиданно пошёл сильный дождь. Она представляла себе, что так же когда-нибудь о ней будет заботиться Наруто, и это чувство согревало девушку. А потом ей приснился сон, что они с Наруто вместе. Её напарники давно забыли про это место, но Хината приходила сюда регулярно. И вот теперь она бежала туда, надеясь, что единственное место, которое она могла назвать «родными стенами» поддержит её. Она прибежала, упала на самодельный матрас и начала громко, навзрыд плакать, проклиная себя, свою судьбу, слепоту Наруто. Прошло несколько часов, прежде чем она впала в тяжёлое, как могильная плита, и такое спасительное полузабытьё. Когда она очнулась, был уже вечер. Хината вскочила и попыталась понять: признание Наруто было на самом деле или только приснилось ей? Но стоило ей оглядеть себя, свою растрепанную во время бега одежду, как всё сразу стало ясно. Она медленно поднялась и пошла назад в Коноху. Ей хотелось выговориться, поэтому она не раздумывая повернула к Куренай. Та давно уже дала ей ключ и сказала, что Хината может приходить к ней, когда захочет с любыми проблемами или когда просто будет не с кем побыть. Девушка открыла дверь и хотела направиться в единственную комнату её квартиры, но застыла, услышав, что Куренай с кем-то разговаривает:
— Молодец. Твои успехи впечатляют. Скоро твоё гендзюцу станет даже сильнее моего. А если учесть, что мне уже давно не удаётся погрузить в гендзюцу тебя, даже если ты расслаблен, ты станешь настоящим мастером в этой области.
— Мне, конечно, лень всем этим заниматься, — Хината узнала по голосу Шикамару, — но эти техники требуют гораздо меньше чакры, чем мои теневые. Да и противника в гендзюцу не надо судорожно ловить своей тенью.
— Основное преимущество в том, что если ниндзюцу – сражение двух чакр, а тайдзюцу – двух сил и реакций, то гендзюцу – двух разумов, а в этом…
Хината медленно вышла из квартиры Куренай и пошла домой. Её отец давно уже не обращал на дочь никакого внимания, поэтому никто не ругал её за позднее возвращение.
На следующий день она вернулась к шалашу. В её сумке лежали зажигательные бомбы.

Глава 3

Две фигуры стояли в тени одного из зданий и негромко переговаривались о каком-то задании – обычная картина для скрытой деревни. Даже то, что оба они замолкали, когда рядом кто-либо проходил, не могло никого насторожить – часто задание надо скрывать не только от врагов, но и от друзей. Впрочем, прохожих было немного – в этот зимний субботний вечер погода была настолько холодной и ветреной, что даже ко всему привычные шинобы не хотели без лишней надобности выходить на улицу.
— Сай, а почему так много часовых? Неужели Пятая решила усилить охрану в Конохе из-за близкой свадьбы своей ученицы и нам помешают? – Хината была на задании и вернулась только несколько часов назад, поэтому была не в курсе последних новостей деревни.
— Нет, всё нормально. Просто Гаара и Канкуро задержались в деревне, и ушли совсем незадолго до твоего прихода. Ночью патрульных будет столько же, сколько обычно.
— Задержались? А почему? Они же должны были уйти ещё вчера. И где Темари?
— Потому и задержались. Когда они прибыли в деревню, Темари сказала, что плохо себя чувствует. Гаара решил переждать день, но ей лучше не стало, и он решил идти вдвоём с Канкуро, оставив Темари на попечение наших медиков и лично Сакуры. В конце концов, на Совете нужен только он, а брат и сестра ходят с ним по старой памяти.
— А я думала, для охраны…
— От кого? Акацки он теперь не интересует, а песок – столь же надёжный его союзник, как и прежде. Мне даже кажется, что у него количество чакры не уменьшилось.
— Значит, всё идёт по плану?
— Да. Кстати, в конце этой ночи будет сильный снегопад. Первый в этом году. Он скроет все запахи.
— Сама природа благословляет меня на это!
— Почтовый ястреб в условленном месте. Где и во сколько мы встречаемся?
— Давай в этом же месте. Только я не могу сказать тебе, во сколько – мне сначала надо разобраться с остальными, прежде чем мы пойдём ко мне домой. Извини, но тебе придётся подождать.
— Ничего, я привык. Тогда до встречи. Пусть никто не будет знать, что у тебя на уме.
— Что?
— Пусть никто не будет знать, что у тебя на уме. Это такое пожелание перед заданием у бойцов Корня друг другу было.
— Ясно. И каким должен быть ответ?
— Никаким. После этой фразы собеседник обычно уходит.
Хината молча развернулась и побежала по улице.

Глава 4

Тентен быстро шла по направлению к горячему источнику. Она была озадачена предложением Хинаты пойти искупаться в горячих источниках. Нет, сама идея была отличная, но Хината предложила пойти не на обустроенный источник Конохи, а достаточно далеко за город. Там тоже был горячий ключ, но идти туда, а главное, обратно в такую погоду по грязи и тем более вечером было, мягко говоря, неприятно. Тентен решила, что Хинате надо срочно с ней поговорить наедине. Она вспоминала, что уже давно наследница клана Хьюго была сильно издёргана, а круги под глазами говорили о постоянном недосыпании. Тентен даже предложила обратиться к Сакуре или Цунаде, чтобы они осмотрели её, но Хината отказалась.
Когда девушка пришла к роднику, там ещё никого не было. Она вошла в раздевалку и поёжилась от холода – несмотря на близость горячей воды, в ней даже холоднее, чем на улице. «Что такое могло случиться? Почему Хината назначила мне встречу в таком месте? Почему нельзя было поговорить в Конохе?» — нервничала куноичи. Через несколько минут она решила раздеться и залезть в воду – сидеть в холодной раздевалке никому бы не доставило удовольствия. Когда Тентен вошла в горячую воду, ей внезапно в голову пришла хорошая идея: «Может всё гораздо проще: в источниках Конохи в такую погоду наверняка много народу, а сюда никто не придёт». Девушка улыбнулась своей мысли и принялась нежиться в воде. Чуть позже вошла Хината, зачем-то держа в руках какую-то сумку. Тентен скользнула по ней взглядом и завистливо вздохнула: дочь Хиаши была настоящей леди – ничто в ней не выдавало то, что она ниндзя. Даже у Тентен, которая никогда особо не занималась тайдзюцу и не носила ничего очень тяжелого, были мышцы, выделявшие её в ряду девушек-нешиноби.
«Вот ещё одно преимущество «мягкой ладони». Мне бы такие нежные руки. А уж грудь…» Тентен с сожалением оглядела себя, свою небольшую грудь, жёсткие сильные ладони, многократно изрезанные при тренировках метания и снова негромко вздохнула.
— Привет, Хината. Забирайся сюда – вода замечательная!
— Извини, мне некогда, — сказала Хината странным голосом, — я пришла сюда поговорить.
Тентен посмотрела на девушку. Хината была спокойна, впервые спокойна за последние полгода, и это насторожила куноичи.
— Нет, нет, не надо вылезать! – быстро сказала Хьюга.
Тентен сильно забеспокоилась и попыталась выйти из воды, но Хината молниеносно сложила несколько печатей и проговорила:
— Техника ветра: замораживающий барьер, — и направила технику на источник.
Поверхность воды мгновенно покрылась толстым слоем льда. Мокрую Тентен обожгло холодом. Её ноги и кисти оказались подо льдом.
— Эй, Хината, что происходит, что ты делаешь?! – вскричала девушка.
— Тентен, помнишь наше задание около полугода назад? – тихо спросила Хината, присаживаясь на корточки на краю бассейна рядом с головой Тентен.
— Да ты что, что с тобой? Не помню я никакого задания! Ладно, похвасталась новой техникой, поздравляю, она замечательна, нет, мне правда, понравилось, только неожиданно как-то, а теперь отпусти меня!
— А я вот помню. После этого задания Наруто признался в любви Сакуре, и она ответила ему взаимностью, – продолжила Хината, не делая никаких попыток освободить Тентен.
— А это тут причём? И причём тут я?!
— Притом, что именно любовь к Наруто помогала мне терпеть свою семью и в особенности Неджи, эти его презрительные взгляды, постоянное повторение про то, что «Раз Вы так слабы, Хината-сама, то я защищу Вас», постоянные его уколы. И ты видела всё это, ведь часто наши группы тренировались вместе, но ничего ему не говорила.
Тентен невольно вспомнились все эти многочисленные сценки, которые разворачивались у неё на глазах. Она вспомнила, как однажды спросила Неджи, почему он так груб со своей сестрой, на что получила ответ «Это наше семейное дело», и она больше ни разу не заговорила с ним – не хотела отдалять от себя того, кого любила. Теперь ей стало стыдно за своё молчание и она стала извиняться:
— Прости Хината, я действительно не обращала на это внимание, точнее обращала, но как-то прощала ему это, сама не знаю почему…
— Само собой прощала, ведь он же не тебя презирал и ненавидел. И молчала. Вот за это-то молчание ты и умрёшь. Ты и Ли.
— Что?!
Хината, не вставая с корточек, дотянулась до своей сумки и достала оттуда кунай. Тентен поняла, что её собеседница не шутит, и попыталась освободиться, но лед, хоть уже и подтаял, всё так же крепко держал девушку.
— Эй, погоди, подожди, ты что серьезно? Я уверена, всё можно исправить!
Хината молча развернулась и коротким движением без замаха ударила. Брызнула кровь, орошая руку убийцы. Кунай вошёл в глаз Тентен по рукоять. Хината спокойно поднялась, подошла к полынье, которая уже образовалась в ледяном панцире и помыла руку, после чего так же спокойно и уверенно вернулась, забрала свою сумку и направилась в раздевалку. Уже на входе она обернулась, посмотрела на поникшую голову своей жертвы, на тот, как кровь стекает по лезвию на лёд, и твёрдо произнесла:
— Первая.

Глава 5

Для Ли день был очень удачен. Сначала Гай-сенсей опоздал из-за очередного проигранного спора с Какаши, и поэтому устроил ему усиленную разминку, а потом, уже глубоким вечером, когда он уже выполнил свой ежедневный комплекс упражнений на тренировочной площадке, погода окончательно испортилась, и теперь его сила юности потребовала продолжения тренировки в условиях плохой погоды. Он решил сделать дополнительно двести отжиманий и тысячу прыжков. Неожиданно из-за деревьев в него полетел кунай. Летел он не слишком быстро и парень без труда перехватил его. Он раздумывал, что это – столь неумелое нападение или своеобразное дружеское приветствие, как из-за деревьев вышла Хината и поприветствовала его.
— Привет, Ли. Вижу, ты всё тренируешься, даже в столь мерзкую погоду, — Хината демонстративно поёжилась. Жест у неё вышел чрезмерно театральным, но парень не догадался, что она притворяется. На самом деле она любила холод, ветер, несущий засохшие пожелтевшие листья, дождь. Она вообще любила всё, что было максимально далеко от того дня. Тогда светило солнце – теперь ей нравилась ночь или сумерки, тогда было лето, и она ненавидела лето… Тогда она любила Наруто, а теперь ненавидела. Ненавидела, и всё-таки любила.
— Да! Во мне бушует сила юности! Я не хочу растрачивать эту энергию понапрасну! – Ли встал в позу крутого парня и улыбнулся улыбкой своего учителя.
Хината недовольно поморщилась. «И охота глотку драть в такой печальный день? В такой день надо говорить тихо, а лучше – молчать. Вот Сай молчать умеет. А кричать — нет», — подумала куноичи.
— Ли, может вернёшь мне мой кунай? А то я тренировалась, но потянула кисть, и он вылетел у меня из ладони, — Хината погладила своё запястье. Она была зла на себя: надо же, после стольких тренировок кунай сорвался с её ладони в последний момент, как у самой древней старухи. Он должен был прорезать воздух с быстротой молнии и убить Ли, а вместо этого едва долетел! Впрочем, Рок, похоже, ни о чём не догадывался, а значит, ничего не было потеряно.
— Да, конечно, держи! Слушай, а чего он такой странный? – Ли внимательно рассматривал нож у себя на ладони. Его лезвие было где-то на треть уже, чем у обычного, а ушко было и того меньше, при этом кунай был легче, чем можно было представить по его внешнему виду.
— Ну-у, вообще-то об этом не положено говорить, но это специальное оружие, предназначенное для метания. Ты не мог его видеть – это секретная разработка нашего клана. Тут всё уникально – от сплава до формы, — Хината практически не врала. Это действительное было секретным изобретением, но не Хьюг, а Корня. По каким-то причинам некоторые из их тайн так и не были использованы во время восстания, поэтому Хината не боялась, что Ли сможет уличить её во лжи, и она спокойно продолжала говорить, — хоть он и легче обычных ножей, но он невероятно острый и прочный, так что без проблем входит в мишень. Или во врага.
— Надо же, а Неджи никогда не рассказывал мне ни о чём подобном!
Хината мысленно выругалась: «И тут братец мешается!», но мгновенно нашла выход:
— Так он и не знает. Всё-таки он из младшей ветви, пусть даже мой отец лично его тренирует.
— Ух ты! Можно я попробую его кинуть?! Когда ещё доведётся такое оружие в руках подержать!– с мольбой в голосе спросил Ли. Хината на него посмотрела, вроде как бы раздумывая, стоит разрешать или нет, а на самом деле пытаясь понять, разгадал ли парень её ложь. Не обнаружив следов подозрения, она мысленно выдохнула и так же мысленно поблагодарила Сая за его тренировки, благодаря которым она стала гораздо хладнокровнее, после чего сказала:
— Само собой! Можешь считать это компенсацией за неудобство.
— Спасибо, Хината-тян! Обещаю, я никому не скажу! – радостно воскликнул Ли.
Парень взвесил на руке кунай, обхватил его рукоятку, наметил глазами цель и резко кинул. Кунай Корня быстро, гораздо быстрее, чем обычный, пролетел расстояние до мишени и вонзился точно в неё. Но Ли этого уже не видел. Мгновением раньше Хината уверенным движением выхватила из-под куртки короткий меч и ударила парня в спину. Тот умер мгновенно. Хината наклонилась к нему и тихо произнесла:
— Можешь и не обещать – уверена, что не расскажешь.
Вслед за чем уже громче добавила:
— Второй.
После этого девушка вытерла свой меч о костюм Ли, выдернула из мишени кунай, оглядела бьякуганом окрестности, чтобы убедиться в том, что никто не был свидетелем разыгравшейся драмы, и быстро покинула площадку.

Глава 6

Ино вымоталась и устала. Она с утра была в своём магазине, а был уже глубокий вечер, даже можно было сказать ночь. Ей очень хотелось спать, но она понимала, насколько важен этот заказ. Именно поэтому магазин с самого утра был закрыт. Её мать сама предложила не открывать его, чтобы её дочь могла спокойно делать то, что считала столь важным. Она сама своей дочери помочь не могла – обстоятельства вынудили её накануне покинуть деревню на неделю-две.
Ино сделала очередной букет, перевязала его подходящей по цвету лентой и поставила в воду. На послезавтра был назначен грандиозный праздник в честь свадьбы Сакуры и Наруто, а потому на букеты для украшения зала была выдана немалая сумма – Цунаде решила выделить деньги из своего кармана на торжество – ведь Сакура была её любимой ученицей. Но Ино так беспокоилась не из-за денег, а потому что считала Сакуру своей лучшей подругой. Может они часто ругались, спорили, но это всё было между ними давно. Теперь они часто сидели вместе и вспоминали, смеясь, все их дрязги. Яманака принялась массажировать свои пальцы, уставшие от работы.
Ино встала и несколько раз прошлась по магазину, чтобы размяться. Теперь ей предстояла особая задача – подобрать цветы, которыми будет украшено подвенечное платье, ради чего его принесли к ней и оставили до завтра, и самое главное — сделать букет невесты. Если Ино к предыдущим букетам и относилась с лёгким пренебрежением, так как они все были очень похожи, то тут решила призвать на помощь всё своё искусство.
Наверху, в комнате Ино сидела Хината. Она с ненавистью разглядывала платье, висевшее прямо перед ней. Оно будило в Хьюга целый рой болезненных воспоминаний. Месяц назад Ино и Сакура заставили её участвовать в его подборе, не подозревая, какие мучения доставляют ей этим. Она пыталась отказаться, даже говорила, что плохо себя чувствует, но они обе были неумолимы. Две девушки постоянно твердили про то, что они не очень хорошо разбираются в одежде, а Хината из богатой семьи, ей точно привили хороший вкус, и она наверняка может посоветовать великолепную вещь. Сейчас бы Хината нашла в себе силы ответить категорическим отказом. Тогда она уступила полуприказам-полумольбам. Её заставили пройти по всем магазина Конохи и города, где торговали свадебными нарядами. Она смотрела на них и представляла, как могла бы выбирать его для себя. Вон то бы ей не подошло – выглядит слишком тяжёлым, а вот это было бы великолепно – оно бы выгодно подчёркивало её грудь и талию. Когда платье, наконец, было выбрано, Сакура обронила, что идея Ино пригласить Хинату в качестве консультанта была бесподобна. Именно поэтому Хьюга сейчас сидела в магазине Яманака, на верхнем этаже которого были жилые помещения. Отец Ино был этой ночью в патруле, так что ничто не могло помешать мести. Хината отвернулась от платья и с помощью бьякугана стала следить за Ино. Оглядев количество приготовленных цветов, она мысленно усмехнулась: цветы, что с такой любовью готовили к свадьбе, будут отправлены на украшение гробов и свежих могил!
Наконец Ино закончила последний букет и вытерла лоб. Хината поняла, что она явно довольна своей работой. Девушка поднялась с кресла, в котором сидела в ожидании своей жертвы и встала на потолок так, чтобы дверь оказалась прямо под ней. Яманака шла в свою комнату, держа в руках цветы, приготовленные для платья. Она локтём открыла дверь, и вошла в комнату. Когда удавка сомкнулась на её шее, девушка запаниковала и сначала попыталась сорвать её. Лишь через несколько секунд она успокоилась и принялась вспоминать уроки в Академии, но время было уже упущено. Воздух кончился.
Хината убрала удавку в сумку и спрыгнула с потолка. Закрывая за собой дверь, она сказала:
— Третья.

Первая часть

Глава 7

Сай сидел на крыше в условном месте. Он спокойно наблюдал, как вокруг ходят люди, как сменяются караулы. Умение ждать подразумевает не только умение быть неподвижным столько, сколько понадобится, но и умение быть абсолютно незаметным всё это время. В другой раз он бы нарисовал для себя тень, но сейчас луны не было, а фонари патрульных были слишком слабы, чтобы осветить его. Хината опаздывала на встречу, но это, как и всё остальное, его не волновало. План, на случай, если девушка будет поймана, у него давно был готов. Сай знал, что шансы на это очень малы, но его приучили всегда рассчитывать все возможные варианты. В школе Корня не было слова «наверняка» и это, как впрочем, и всё, что им говорили, он усвоил крепко. Внезапно за его спиной послышался глухой звук – кто-то прыгнул на крышу с соседней. Ему не нужно было оборачиваться – походка выдавала ему людей так же надёжно, как техники или лицо.
— Как дела, Хината?
— Отлично. Я сделала всё как надо. К нашему появлению охрана будет уже мертва. Когда газ начнёт действовать, они не успеют поднять тревогу, а к тому времени, когда мы будем там, он уже разложится.
— Почему бы тебе не убить остальных этим же газом?
— Мой отец много работал с ядами и они на него плохо действуют. А к Неджи и сестре у меня особый счёт и платить его надо с глазу на глаз.
Сай молча поднялся и прыгнул на крышу, с которой недавно спустилась Хината. Девушка так же молча последовала за ним. Обоим говорить было не о чем – эта часть плана была давно уже продумана и просчитана. Благодаря Хинате Сай знал дом Хьюг также хорошо, как свою собственную квартиру. Оказавшись во дворе дома, оба почувствовали несильный, но неприятный запах – верный признак того, что газ – специальный состав Корня – распался и теперь неопасен. Охрана была мертва, а все остальные спали, и никто не заметил, как две фигуры вошли в главное крыло. Хината и Сай поднялись в комнату к Неджи и остановились у входа. Сай развернул свиток, быстрыми и отточенными движениями нарисовал несколько змей, после чего оживил их. Нарисованные твари совершенно бесшумно проникли к Неджи и крепко связали его. Когда же тот очнулся и попытался вскрикнуть, последняя змея выступила в роли кляпа. Гений младшей ветви был обездвижен и обезмолвлен. Он попытался рассечь путы высвобождением чакры, как делал это с паутиной Кидомару, но ничего не вышло. Оружия у него не было. Со связанными руками он не мог даже включить бьякуган. Всё что ему оставалось – удивлённо и бессильно смотреть на свою сестру и Сая.
— Ты значительно слабее, чем Саске-кун. Он почувствовал меня ещё у двери и с лёгкостью сбросил мою технику. Можешь прекратить свои попытки – моих змей нельзя разрезать чакрой, — голос Сая был спокоен, как будто бы он не вломился в дом сильнейшего клана и напал на Неджи, а наоборот.
— Привет, братец. Ну как тебе теперь? Не хочешь меня снова пару раз ударить джукеном в сердце, как тогда, на экзамене? По глазам вижу, что хочешь. Знаешь, я бы тоже с тобой с удовольствием сразилась бы, да только ты, если тебя отпустить, сразу начнёшь вопить на весь дом. А я бы с радостью показала тебе, на что я сейчас способна, — Хината сидела прямо перед Неджи и шипела это ему в лицо – теперь она могла не сдерживать свою злость.
— Знаешь, как это больно, когда тебя бьют джукеном? Нет? Сейчас узнаешь… — с этими словами старшая дочь Хиаши ударила своего брата в живот. Всё тело пронзила такая боль, что Неджи изогнулся дугой. Ему показалось, что будто бы ему разрезали живот и ударили в рану катоном. Ад продолжался не более минуты, хотя парню она показалась часом.
— Ну как тебе, мой дорогой братец? А, извини, забыла сказать. Я слегка модифицировала джукен – добавила в него молнию. И теперь, когда удар достигает цели, начинаются сильнейшие судороги. Тебе понравилось? Ой, совсем упустила из виду – ты же говорить не можешь! Хе-хе.
Неджи со страхом глядел на свою сестру. Он понял, что сейчас она ему припомнит всё – и тот бой на отборочном круге экзамена, когда он попытался открыть свою клетку, и постоянные придирки и уколы, и то, что фактически он стал наследником Хьюга, а не она. Он ещё раз попытался разорвать змей, соединив усилия мышц и высвобождение чакры, но у него ничего не вышло.
— Я же говорил – это бесполезно. Чтобы их разорвать, надо применить очень сильное дзюцу или обладать большой физической силой, — спокойный голос Сая прозвучал как приговор.
Неджи понял, что сейчас его жизнь висит на волоске, что его дальнейшая судьба целиком зависит от сестры, на жалость которой нельзя было надеяться, и от последнего члена организации, не побоявшейся выступить против Пятой. Он осознал, что единственный его шанс выжить – это чтобы кто-либо пришёл сюда.
— Впрочем, сейчас ты испытаешь совершенно новую боль. Его лишены практически все люди, кроме младшей ветви. Хех.
Глаза Неджи расширились от ужаса. Неужели его сестра применит эту страшную технику? Технику, которой помыкали младшей ветвью. Если бы эта печать приносила бы только смерть, никто из младшей семьи не боялся бы её – ниндзя не должен бояться смерти. Но это была смерть, идущая рука об руку с несравненной болью.
— Смотри внимательно, Сай – может пригодится. Весь секрет в том, чтобы посылать волны чакры точно в перекрестие – ни в сторону или куда-то в глубину, а точно в центр. Печать – стандартная стойка контроля чакры – два пальца перед лицом. Попробуй!
Неджи не мог поверить своим ушам. Мало того, что его сестра вступила в сговор с предателем, так ещё и учила его самым запретным техникам клана! Сай уверенно выполнил то, что говорила Хината. Голову Неджи пронзила страшная боль. Несколько секунд он катался по полу, не в силах даже вздохнуть. Боль от удара Хинаты была ничто против боли от печати.
— Молодец, Сай. Немного мажешь и слишком сильно выплёскиваешь чакру, но я тебя потом потренирую. А сейчас, Неджи, — девушка повернулась к своему брату, — ты узнаешь что такое настоящая боль!
Хината твердо вскинула два пальца. Боль, которую испытал Неджи была нечеловеческой. То, что он испытал несколько секунд назад, когда на печать воздействовал Сай, было жалким подобием того, что испытывал сейчас парень. Боль была настолько страшна, что даже если бы и не было кляпа-змеи, он бы не смог закричать – горло, как и всё тело, свело судорогой. Странное свойство печати не давало потерять сознание от боли до самого конца. Когда всё закончилось, лицо Неджи было так обезображено гримасой боли, что его невозможно было узнать.
— Четвёртый! – уверенно произнесла девушка. Её напарник в этот момент приказал змеям рассыпаться.
— Отлично! Теперь ты идёшь к моему отцу, а я – к своей сестре. Поспеши – он сегодня ночует в гостевой – в его комнате протекла крыша, — Хината была совершенно спокойна. «Из неё получился бы хороший боец Корня. Возможно даже командир группы» — подумал Сай. Он развернулся и выбежал из комнаты. Несмотря на то, что бежал он быстро, двигался парень совершенно бесшумно. Хината выбежала вслед за ним, но вскоре остановилась – она была перед комнатой своей сестры. Тихим движением она открыла дверь, держа наготове сюрикен – в комнате порой ночевал кто-то из младшей семьи, но сегодня тут не было никого. Девушка уверенно зашла в

Просмотров: 793 | Добавил: Hinato4ca | Рейтинг: 2.0/1
Всего комментариев: 3
 12.02.2010 - 18:20, написал -Sakura-chan-
Классный фанфик! когда продолжение ждать?

 23.12.2009 - 21:44, написал Hinato4ca
Хих, пишу в темпе вальса!
Будет Хентай, готовтесь)))) Угадайте с кем?

 23.12.2009 - 13:56, написал Hidzasi
где продолжение?????
хм...
так их всех, Хината - сан!!!! =))))

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]